Работа карательной психиатрии в СССР

Работа карательной психиатрии в СССР

Это – одна из самых сумрачных страничек русской истории. «Пациентами» побывали Иосиф Бродский, генерал Григоренко, Валерия Новодворская и остальные инакомыслящие.

Борьба с инакомыслием — вопросец медицины

Сажать либо — тем наиболее — расстреливать инакомыслящих во 2-ой половине ХХ века сделалось зазорным делом.

А вот объявить безумным — еще наиболее удачный метод изолировать диссидента под благовидным предлогом: и судить можно негласно, и сломать психологически, и запугать его единомышленников (ну кто захотит оказаться в смирительной рубахе, обколотым непонятными продуктами и рядом с реальными психами и убийцами…). Заодно карательная психиатрия (отрасль клинической медицины, изучающая психические расстройства через призму методологии медицины) позволяла объяснить несогласие с русским образом жизни и законами как проявление духовной заболевания.

В Рф этот приём употребляли ещё до революции, к примеру, сумасшедшим в 1836 г. объявили Петра Яковлевича Чаадаева, создателя нашумевших и крамольных «Философических писем» (мыслителю пришлось несколько месяцев ходить к полицейскому доктору, чтоб обосновать, что он не безумный, и закончилось это лишь при условии, что больше он «не смеет ничего писать»; правда, Чаадаев писал, но не публиковал). На вооружение этот способ взяла и русская власть, и в отличие от самодержцев, которые прибегали к нему в исключительных вариантах — употребляла с размахом.

П. Я. Чаадаев. <br>

П. Я. Чаадаев. Источник: vokrugknig.blogspot.com

Первой жертвой карательной психиатрии стала Мария Спиридонова, эсерка, которую в 1921 г. чекисты с диагнозом «истерический психоз» заточили в тюремную психиатрическую поликлинику.

Применяли психиатрию и в 1930−50-е гг.: в психбольницах при кутузках (к примеру, при Бутырской кутузке) либо обыденных — но под управлением НКВД (Народный комиссариат внутренних дел СССР — центральный орган государственного управления СССР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1934—1946 годах, впоследствии преобразован в МВД СССР) и последующих итераций госбезопасности. В таковых учреждениях с решётками, колющейся проволокой и прожекторами оказались в своё время политзаключённые Константин Пятс (1-ый президент Эстонии), который так и погиб в дурдоме в 1956 г., родственник Молотова Дмитрий Вишнявский и адмирал Лев Михайлович Галлер. Крайний также скончался в психбольнице в 1950 г., по данным А. Подрабинека, опосля «пыточного допроса»; реабилитирован в 1953 г.

На волне «оттепели» и развенчания культа личности Сталина власти косвенно признали и злоупотребления психиатрические, и почти всех политзаключённых признали на психическом уровне бодрствующими и выпустили. К примеру, в одной лишь Казанской психиатрической поликлинике в 1956 г. числилось 270 осуждённых по ст. 58 УК (Уголовный кодекс – система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РСФСР (Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика – название Российской Федерации до 25 декабря 1991 года, введённое Конституцией СССР 1936 года), причём некие посиживали там аж с 1939 г., когда эта поликлиника возникла; 84 человека из этого числа освободили. Но худшее время в истории русской психиатрии ещё было впереди.

READ
В результате этой войны Россия утратила огромную долю своего интеллектуального потенциала

Константин Пятс.

Константин Пятс. Источник: konstantin-patsi-jalgedes.ee

Против коммунизма? Безумный!

В 1960—1980-е гг. практика карательной психиатрии распространилась в особенности обширно — она обширно применялась в борьбе против движения диссидентов и совершенно инакомыслящих. Н. С. Хрущёв ещё в 1959 году рассудил на страничках газеты «Правда» (24 мая 1959 г.): «Можно сказать, что и на данный момент есть люди, которые борются с коммунизмом… но у таковых людей, видимо, очевидно не в норме психическое состояние». Приписывают Хрущёву и наиболее категоричную и лаконичную формулу: «Против социализма может выступать лишь безумный». Так «антисоветская агитация» (и без того уголовное грех по ст. 70 УК (Уголовный кодекс – система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РСФСР (Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика – название Российской Федерации до 25 декабря 1991 года, введённое Конституцией СССР 1936 года) 1960 г.) могла просто разъясняться психологическими расстройствами.

При всем этом быстренько госпитализировать антисоветчика можно было и без всяких уголовных дел, речей и адвокатов — «по мед свидетельствам». Оказаться «безумным» можно было за роль в самиздате либо распространение неугодных стихов, фото либо листовок (как случилось со студенткой Валерией Новодворской и композитором Петром Старчиком). Учитель литературы и российского языка из Торжка Станислав Строганов попал на 4 года в психушку лишь за то, что написал письмо на радиостанцию «Глас Америки» (1971 — 1975 гг.).

Обычно, диссидентам ставили один из 2-ух диагнозов: либо паранойяльное развитие личности (абсурд, одним словом), либо «вялотекущая шизофрения» — болезнь, которую открыли лишь психиатры СССР и изюминка которой заключалась в том, что инакомыслие могло считаться единственным её проявлением вследствие «неспешного развития патологического состояния».

С таковыми симптомами (симптом – одна отдельная конкретная жалоба больного) в психушку можно засунуть хоть какого, кто посмел высказаться о власти критически. Выслать признанного невменяемым человека могли в обыденную психбольницу либо поликлинику тюремного типа — так именуемую «специальную психбольницу» (СПБ). Докторы назначали клиентам седативные: аминазин, галоперидол, трифтазин и другие средства.

При всем этом часто противопоказания игнорировались, а перечень побочных эффектов от этих препаратов достаточно впечатляющий: негативное воздействие на почки и печень, сердечно-сосудистую и эндокринную системы, кожу, глаза, желудок и кишечный тракт. Некие препараты, как тот же галоперидол, вызывали невыносимые мучения. Сопротивляться было никчемно — «брутального» санитары изобьют, привяжут и всё равно будут «вылечивать». Применялась и электрошоковая терапия (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление).

READ
Как юношей превращали в спартанских воинов

Владимир Буковский, ещё одна жертва карательной психиатрии.

Владимир Буковский, ещё одна жертва карательной психиатрии. Источник: wikipedia.org

В поликлиниках пациенты оказывались в совсем бесправном положении — в полной зависимости от докторов и охраны, прав меньше, чем у заключённых в колониях.

Зверства, избиения, неоказание мед помощи, сексапильное насилие, доведение до самоубийства, даже убийства — всё это, по показаниям В. Буковского, М. И. Кукобака, Ю. Белова, П. Григоренко, В. Новодворской и остальных «безумных», средний и младший персонал творил с одобрения либо неразговорчивого согласия главврачей. Время от времени встречались докторы, которые соболезновали арестантам. Во почти всех кутузках было лучше, чем в «психушках». В особенности же прославились Казанская и Ленинградская СПБ.

Иосиф Бродский и остальные «пациенты»

В начале 1960-х КГБ (Комитет государственной безопасности CCCP – центральный союзно-республиканский орган государственного управления Союза Советских Социалистических Республик в сфере обеспечения государственной безопасности, действовавший с 1954 по 1991 год) начал пришествие на литераторов-нонконформистов в Ленинграде. В 1963 г. госбезопасность увидела рост популярности юного поэта Иосифа Бродского посреди молодёжи. Бродского лишили заказов на переводы стихов для издательства «Художественная литература», чтоб потом объявить тунеядцем и судить.

Трибунал в начале 1964 г. даже не сумел обосновать, что Бродский жил на нетрудовые доходы, но арбитр очевидно был настроен против поэта, так что его друзья и юрист отважились на очень рискованную (и неверную) меру — попросили о мед освидетельствовании: дескать, человек с маленькими психическими неуввязками, нужно отдать ему время встать на ноги, и всё.

Так Бродский оказался в ленинградской психиатрической поликлинике № 2 «на Пряжке». То, что он там испытал, он позже именовал своим самым тяжёлым опытом в собственной русской жизни. Три денька в палате для буйных запомнились в особенности: Бродского будили по ночам, силой запихивали в ванну с прохладной водой, плотно оборачивали влажной простынёй и сажали рядом с радиаторами отопления (это именовалось «укрутка» — высыхающие простыни сдавливают всё тело и причиняют сильную боль (физическое или эмоциональное страдание, мучительное или неприятное ощущение)).

Биограф Бродского Л. Лосев недоумевает, для чего это делалось — то ли его всерьёз так пробовали вылечивать, то ли просто из садизма. Правда, выпустили поэта перед последующим заседанием суда с заключением, что он «психологическим болезнью не мучается». Трибунал завершился приговором к пятилетней ссылке.

Иосиф Бродский. <br>

Иосиф Бродский. Источник: rg.ru

В сопоставлении со почти всеми диссидентами (к которым Бродский себя, к слову, не причислял), ему ещё подфартило. Другим пришлось годами томиться в дурдоме, где в отличие от кутузки никто не знал даже, когда выпустят. Филолог Виктор Файнберг — один из 7 человек, что вышли на Красноватую площадь в 1968 г., провёл в Ленинградской СПБ 4 года. Пережил и изымательства персонала, и голодовки.

READ
9 наиболее древних мегалитических объектов

Опосля освобождения эмигрировал. С ним же на ту известную демонстрацию вышла переводчица Наталья Горбаневская — поначалу её, кормящую мама, не тронули, но потом ей всё-таки поставили умопомрачительный диагноз (медицинское заключение об имеющемся заболевании) «не исключена вялотекущая шизофрения». Так Горбаневская попала на два месяца в Казанскую СПБ, в палату с брутальными сумасшедшими, в том числе убийцами. В 1975 г. также эмигрировала.

Пётр Григоренко, генерал-майор и ветеран войны, с 1961 г. открыто критиковал партию и её политику. Когда уговоры в КГБ (Комитет государственной безопасности CCCP – центральный союзно-республиканский орган государственного управления Союза Советских Социалистических Республик в сфере обеспечения государственной безопасности, действовавший с 1954 по 1991 год) не посодействовали, последовала психиатрическая (нем. psychiatrie от др.-греч. ???? — душа и ??????? — лечение. – отрасль медицины изучающая расстройство души, или психики) экспертиза — и в Ленинградскую СПБ (ведь лишь безумный в СССР откажется от генеральских номенклатурных приемуществ за какую-то «правду»!). На пару лет в психиатрических поликлиниках оказался и писатель Владимир Буковский — за изготовка фотокопий запрещённых книжек и компанию демонстрации в Москве.

Генерал П. Г. Григоренко.

Генерал П. Г. Григоренко. Источник: twitter.com

Кто ещё лишь не побыл в безумных домах — биолог Жорес Медведев, переводчик Пётр Патрушев, математик Александр Есенин-Вольпин (отпрыск Сергея Есенина), писатели Миша Нарица, Саша Соколов и Валентин Овечкин, живописец Виктор Кузнецов, инженер и переводчик Натан Щаранский (он позже управлял разными министерствами Израиля), физик Лев Убожко… Общий счёт только знаменитостей идёт на 10-ки людей.

***

Масштабное применение карательной психиатрии завершилось лишь в годы Перестройки. В 1988 г. психиатрические поликлиники из-под контроля МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности) перебежали в ведение Минздрава.

Источники

  • Антоновская А.С. Внедрение способов карательной психиатрии по отношению к диссидентам в СССР в 1960 – 1980-е гг. // Аллейка науки. 2017, Т.1, № 8
  • Пластинина М.А. Соц последствия периода «карательной психиатрии» // Молодёжь третьего тысячелетия. / Сб. науч. статей. Омск, ОГУ им. Ф.М. Достоевского, 2016
  • Лосев Л. Иосиф Бродский: опыт литературной биографии. М.: Юная гвардия, 2008
  • Карательная психиатрия (отрасль клинической медицины, изучающая психические расстройства через призму методологии медицины) в Рф. М., 2004
  • Подрабинек А. Карательная медицина. Нью-Йорк: Хроника, 1979

Константин Котельников

Источник

Оценить статью
Блог о самом интересном.
Добавить комментарий