Романовы, Колычевы, Шереметевы. Искажённая схема родословия.

Романовы, Колычевы, Шереметевы. Искажённая схема родословия. Откровения

Романовы, Колычевы, Шереметевы. Искажённая схема родословия.

В процессе исследования родословных материалов Нарышкиных и Сафоновых, было выяснено, что на бывших пограничных с Рязанью Литовских землях, по рекам Сухая и Влажная Таболы, вместе с землевладениями потомков Ольгерда от внука Патрикия, так же имелись землевладения Шереметевых и Колычевых, материалы родословных которых, относящиеся к XIV – XV вв., предположительно, искажены.

  Направил на себя внимание тот факт, что в 1884 году, во время реконструкции церкви в с. Монастырщина Куликова поля, во имя Рождества Богородицы, были обнаружены «Королевские врата» 50-60-х гг. XVIв. Дворянин А.В. Олсуфьев, который нашел «Врата», привёз их в Петербург в «Общество любителей старой письменности», а в 1885 году «Врата» были выставлены в музее «Общества древностей» в доме графа Александра Дмитриевича Шереметева (1859-1931гг) (А.Н.Наумов «Куликово поле. Антология публикаций XIX-XX веков» КУЛИКОВО ПОЛЕ. Тула.2014г. Стр. 29, 307-309).

    Ранее, опосля 1820 года, при проектировании и начале строительства на Куликовом поле монумента в честь победы, одержанной Величавым князем Дмитрием Ивановичем Донским над татарами, посреди почти всех жертвователей был и граф Д.Н.Шереметев, который вместе с иными жертвователями, как, к примеру, княгиня Белосельская-Белозерская, госпожа Муравьёва, «…обязывались ещё жертвовать некоторою суммою до того времени, пока монумент Дмитрию совсем будет окончен,…» (А.Н.Наумов там же стр.76). 

Популярная смерть в Куликовской битве 6 князей Белозёрских разъясняла роль их потомков в увековечивании этого действия, но трепетное отношение различных Шереметевых к раритетам и истории Куликова поля, принуждало задуматься.

    По материалам родословия Романовых, собранных и изложенных Колычевыми и Шереметевым в 1722 году — они все являлись родственниками.

    За базу проработки родословных легенд Романовых, Шереметевых, Колычевых была взята схема, показанная в труде О.И.Хоруженко «Герб в практиках формирования родовых компаний российского дворянства XVII – XIX веков» на стр.220. Тут она представлена с незначимыми сокращениями.

Романовы, Колычевы, Шереметевы. Искажённая схема родословия.

Потомство Андрея Ивановича Кобылы. 

По материалам О.И.Хоруженко.

     Материалы исследовательских работ О.И.Хоруженко довольно объёмны и основательны.

 По родословной легенде, составленной Колычевыми и Шереметевым, Романовы происходили от Гланды Камбилы, выехавшего «из Прус» и являвшегося потомком Недрона — четвёртого отпрыска Прусского и Олянского короля Ведевита.

Рюриковичи в своё время поддерживали легенду о своём родстве с царем Августом через его брата Прусса, владетеля Пруссии и предка Рюрика. Конкретно из рода Колычевых происходит легенда (1722г.) о прусских корнях рода (О.И.Хоруженко стр.228-230).

 Предстоящее развитие родословной легенды потомков Андрея Ивановича Кобылы получили эмблемы, помещённые на гербах этого клана. Два креста под короной трактуются геральдистами совсем единодушно. Это — городской герб Данцига (Гданьска). Разъясняется это тем, что, согласно легенде, Кобылины были в родстве с прусским королём Прутено (хотя и не происходили от него конкретно), который, уступив в 305 либо 373 году от Рождества Христова престол собственному брату Вейдевуту, удалился в жрецы (отсюда — кумиропоклонный дуб в гербах Кобылиных). Четвёртым отпрыском Вейдевута был Недрон, владетель Судовии, Смаготии, Литвы «и остальных государств». Его потомок Гланда Камбила Дивонович, теснимый Тевтонским орденом, выехал на Русь к Александру Невскому, где опосля крещения получил имя Иоанн. Отпрыском этого Иоанна и был Андрей Камбила, прозванный по «просторечию» Кобылой (О.И.Хоруженко стр.217-218).    

О.И.Хоруженко вместе с иными историками оценивает эту легендарную информацию частично не подобающую реальности, а тотчас приукрашенную и противоречащую историческим реалиям. «Пруссы, племя балтов, известное по письменным источникам с IX в., населяло нижнее междуречье Вислы и Немана. В XIII в. пруссы были завоёваны Тевтонским орденом, создавшим на их местности орденское правительство. Их судьба опосля оккупации была предрешена. Значимая часть прусского населения была на физическом уровне уничтожена, почти все пруссы бежали в Литву, оставшиеся — германизированы. В 1525 г. величавый магистр Тевтонского (Прусского) ордена Альбрехт, отпрыск маркграфа Бранденбург-Ансбахского, объявил себя герцогом прусским, выбрав для себя в столицу Кенигсберг. Столицей Прусского царства, объединившего в 1701 г. курфюршество Бранденбург и герцогство Пруссию, стал Берлин.

 Город Гданьск, расположенный на Балтийском море западнее устья Вислы, никогда не заходил в земли пруссов, если осознавать под пруссами героев легенды Кобылиных — балтское языческое племя. 1-ое упоминание Гданьска содержится в житии св. Адальберта и относится к 997 г. В ту пору Гданьск был центром Восточно-Поморского (Гданьского) княжества в составе страны Пястов. В 1177 г. гданьский князь Самбор I достигнул независимости. Опосля погибели князя Мецивоя II (1294г.) Гданьское княжество возвратилось в состав Величавой Польши. В 1308-1466 гг. Гданьск находился под властью Тевтонского ордена; в 1466г. Горожане достигнули автономии в составе Польши; в 1772 г., сохранив свою автономию, Гданьск перебежал к Прусскому царству, а в 1793 г. был автономии лишен.

Таковым образом, «прусским городом» (при этом в понятии, относящемся к Новенькому времени) Гданьск стал только незадолго до составления Общего гербовника.» 

Иван Васильевич Суровый в особенности гордился происхождением Рюриковичей от Пруса — брата римского правителя Августа.

На базе труда Спиридона — Саввы «Послание о Мономаховом венце» было сотворено «Сказание о князьях владимирских», в каком излагалось происхождение Рюрика из рода римских царей. Эта легенда не один раз повторяется в поздних российских летописях. В наиболее полном виде она была изложена в Воскресенской летописи:

«.. Обладающу Августу всю вселенную, и бысть изнеможе, и нача рядь покладати на вселенною братья и сродникомъ своимъ: постави…брата собственного Пруса въ березъхъ Вислы реки во градъ Мадборокъ, Туронъ, Хвойница, и преславы Гданескъ, и других многыхъ городовъ по реке глаголемую Немон, впадшею въ море, и до этого часа по имени его зовется Прусская земля. А отъ Пруса четвертоенадесять колено Рюрикъ». Позже по совету Гостомысла новгородцы «шедше въ Прусьскую землю, обретоша князя Рюрик, суща отъ роду Римьска царя Августа» (М.Серяков «Загадки Римской генеалогии Рюриковичей» стр. 9-10).

Стоит направить внимание на город Туронь, который в остальных источниках мог быть написан как Торун, Торунь, Турун, Турн.

В разработке «Сказания о князях Владимирских»воспринимал роль Василий Иванович Косой Патрикеев, являющийся Гедеминовичем. В контексте исследования «Сказания» «…очень показательно, что литовские князья начали претендовать на римское происхождение приблизительно на полста лет ранее, чем московские,- как отмечают спецы, литовское предание возникает не позднее середины XV в. Имя литовского первопредка в различных источниках именуется по различному — Жигимонт, Палемон, Публий Либон. Буквально так же варьировалась и эра, когда он из Рима переселился в Литву вкупе со своими спутниками. В разных сочинениях говорилось то о эре штатских войн во времена Мария либо Юлия Цезаря, то деспотии Нерона, то нашествия Аттилы. В неких вариантах легенды Палемон также именовался родственником Нерона. Но, при бесспорном сходстве сюжета литовской и российской генеалогий у их было и существенное отличие: если в российском «Сказании» Прус ставится Августом править балтийским побережьем, то во всех вариантах литовского предания их родоначальник, даже когда он является родственником Нерона, бежит на берега Немана, спасаясь или от штатских войн, или от нашествия гуннов, или от репрессий» (М.Серяков «Загадки Римской генеалогии Рюриковичей» стр. 15-16; О.И.Хоруженко «Герб…» стр.234; Р.П.Дмитриева «Сказание…» стр. 162, 175, 188, 196, 208).

Но вернёмся к родословию остальных интересующих нас лиц.

Шереметевы происходили от Столичного вельможи Андрея Константиновича Шеремета Беззубцева, правнука Андрея Кобылы. О нём понятно, что в 1478 г. он был воеводой в походе столичного величавого князя против Новгорода (О.И.Хоруженко «Герб в практиках формирования родовых компаний российского дворянства XVII – XIX веков» стр.220-221). У Шереметевых были некие индивидуальности. Например: на портрете Б.П.Шереметева (период 1688-1697гг.) он одет в польский наряд и не имеет бороды ( О.И.Хоруженко «Герб..» стр.221). В Шереметевском гербе видно отдалённое сходство с гербами «Любич» и «Божаволя», композиция которых, может быть, и повлияла на его создателя. В гербе находится «дуб кумиропоклонный» (О.И.Хоруженко «Герб..» стр.232). Потомки Шереметевых и их наиблежайшие родственники не соображали значения дуба в высшей части герба (О.И.Хоруженко «Герб..» стр.227). Дуб — тот кумиропоклонный дуб, под которым высылал служение повелитель Прутено, ставший жрецом (О.И.Хоруженко «Герб..» стр.234).

Колычевы происходили от внука Андрея Кобылы, белозёрского и верейского вельможи Фёдора Андреевича Колыча. В Столичном и Коломенском уездах ему принадлежали большие вотчины. К концу XV века его потомки утратили ряд владений в центре Руси, перейдя на поместья в Новгород. Узнаваемый подъём род испытал опосля постановления в митрополиты Филиппа Александровича Колычева (1566г.). Вообщем, в 1568 г. митрополит Филипп подвергся опале, а в 1569 г. был задушен (О.И.Хоруженко «Герб..» стр.221).

Только по воцарении Романовых Колычевы получили, если не высочайшее, то размеренное положение. Канонизация митрополита Филиппа в 1600 г. обеспечила Колычевым почётное пространство в среде столичной знати. Конкретно из рода Колычевых происходит легенда о прусских корнях рода (О.И.Хоруженко «Герб..» стр.228). (Примечание создателя: на маленьком удалении от Вереи находится река Колочь, по землевладениям на которой, видимо, и появилось прозвание «Колыч». Вместе с сиим, но, не только лишь в столичном княжестве, да и в остальных княжествах имелись Колоцкие, Коложские и т.п. уезды).

В «Истории Смоленской земли» П.В.Голубовского на стр.67 лицезреем: «По реке Колыче , впадающей в Москву, была размещена волость Колоча». А рядом Верейские земли Колычевых.

Внимание историков, видимо, небезосновательно, завлекает металлический герб на колымаге Никиты Ивановича Романова, на которой по версии Лукомского, патриарх Филарет возвратился из польского плена. Эту колымагу Филарет, типо, приобрёл у кого-либо из рода Лесновальских. Металлический герб представляет собой польский герб «Колонна» (Прим.создателя: «Колюмна», «Колумна») (О.И.Хоруженко «Герб..» стр.246).

Параллельно из материалов исследовательских работ И.Беляева «История Полоцка и северо-западной Руси» понятно: «А по свидетельству Быховца, Миндовг, 1-ый величавый князь Литовский происходил из старой, родовитой боярской фамилии Колумнов, от которой произошла и именитая литовская боярская фамилия Гаштольдов.

«Родоначальник новейшей династии князей, величавый князь Литовский Гедимин также происходил из боярской фамилии Колумнов, лишь не из той ветки, от которой произошёл Миндовг.

Отец Гедимина Витев был до этого маршалком у князя Тройдена.

Таковым образом, при самом возникновении литовских князей на поприще истории, с ними вкупе является и мощная (прим.создателя: Литовско-Полоцкая) знать, из которой вышли и самые князья»

(И.Беляев «История Полоцка и северо-западной Руси» стр.253-254).

Вопросец выбора новейшего царя (князя) либо свержения предшествующего — это, обычно, вопросец борьбы боярских либо княжеских группировок, стремящихся к власти средством выдвижения на трон собственного представителя с исторически обусловленной поддержкой (либо противодействием) окружающих стран.

Конец XIV века. Боярская Дума из 10 человек подписывает духовную грамоту Дмитрия Ивановича Донского о передаче власти собственному отпрыску Василию I Дмитриевичу. Состав Думы:

Дмитрий Михайлович (Боброк, выходец с Волыни), Тимофей Васильевич (Вельяминов), Иван Радивонович (Квашня), Семён Васильевич (Волуй Окатьевич?), Иван Фёдорович (Воронцов, племянник Вельяминова), Олександр Андреевич (Ёлка-Кобылин),Фёдор Андреевич (Кошка- Кобылин), Фёдор Андреевич (Свибло), Иван Фёдорович (Кошка-Кобылин), Иван Андреевич (Колченогий, брат Фёдора Свибло).

Из 10 человек трое — Олександр Ёлка, Фёдор Кошка и Иван Кошка — близкие родичи (как увидим позднее, по воззрению создателя, к родственникам также следует отнести Фёдора Андреевича (Свибло), Ивана Андреевича (Колченогого) и Дмитрия Михайловича Боброк Волынского). Самый бессчетный думский род, наибольшая «думская фракция» при Дмитрии Донском. Практически потомки Кобылы стояли у истоков зарождения централизованного Столичного страны, занимая большая часть мест в Боярской Думе. За Кобылинами и их потомками постоянно оставалась значительная толика воздействия на муниципальные решения. Потомки Андрея Кобылы повсевременно входили в Боярскую Думу, занимали самые влиятельные посты в государстве и являлись важной силой при Величавых князьях.

Отпрыск Дмитрия Донского — Василий I Дмитриевич с 1390 года состоял в браке с Софьей — дочерью Величавого князя литовского, российского Витовта (Гедиминовича, отпрыска Кейстута). По Карамзину Н.М. (стр.388) брак состоялся в 1391 году.

Конец XV века. Правление Ивана III. В Боярской Думе из 12 человек 5 мест занимают Патрикеевы и их близкие родственники Гедиминовичи и это не считая остальных Гедиминовичей, не относящихся к роду Патрикеевых (А.А.Зимин. Глава «Взлёт и падение князей Патрикеевых» в книжке «Наша родина на рубеже XV-XVI веков»).

Конец XVI века. Правление Ивана Васильевича IV Сурового. Правивший Россией дом Романовых происходил от младшего отпрыска Андрея Кобылы — Фёдора Кошки. Его потомство занимало крепкие позиции при дворе, но особого могущества достигнуло при Иване IV, когда из 12-ти парней рода 10 попало в Думу, а Анастасия Романовна Захарьина стала царицей (1547г.) (О.И.Хоруженко «Герб..» стр.244). 

1612 год. — предстоят выборы царя. Члены Боярской Думы (семибоярщина):

Фёдор Иванович Мстиславский, Иван Михайлович Воротынский, Андрей Васильевич Трубецкой, Андрей Васильевич Голицын, Борис Михайлович Лыков-Оболенский, Иван Никитич Романов (Каша, дядя царя), Фёдор Иванович Шереметев. В Думе наблюдается существенное присутствие Гедиминовичей.

Относительно Гедимина понятно, что он стремился к объединению всех российских, литовских и др. земель с преобладанием православия, выступая против католицизма, но, сам, типо, оставался язычником.

А что нам повествуют исторические документы о главном, таинственном предке Романовых, Колычевых, Шереметевых — Андрее Кобыле: сначала 1347 года Андрей Кобыла и Алексей Босоволков сопровождают в Москву жену Симеона Гордого тверскую княжну Марию, дочь тверского князя Александра Михайловича.

В книжке Александра Широкорада «Бояре Романовы в Величавой смуте» обозначено, что у Андрея Кобылы было пятеро отпрыской: Семён Конь, Александр Ёлка, Василий Ивантей, Гаврила Гавша и Фёдор Кошка. Вот от этого- то Фёдора Кошки и пошёл род Кошкиных — Захарьиных — Романовых, давшей династию Романовых. У Андрея Кобылы, предположительно, было 5 отпрыской, 14 внуков и 25 правнуков.

   Сыновья Андрея Кобылы стали родоначальниками 17 российских дворянских домов (Прим.создателя: ещё до выборов царя Романова). В первом колене Андрей и его сыновья прозывались Кобылиными, Фёдор Андреевич и его отпрыск Иван — Кошкиными. Дальше от Захария Ивановича пошли Захарьины, отбросив прозвание «Кошкины». От Юрия Захарьевича пошли Захарьины-Юрьевы. С VI колена детки Петра Яковлевича и брата его Василия в 17 и 18 коленах прозывались Яковлевыми. Опосля Романа Юрьевича — Захарьиными — Романовыми и потомки крайнего — просто Романовы.

READ
Мифологическое гостеприимство: непростые гости и унесенные призраками

   Одна из представительниц дома — Анастасия Никитична Романова — в 1547 году вступила в брак с царём Иваном IV Суровым. Это сделалось отправной точкой приближения Романовых к королевскому престолу.

   По одной из версий, Андрей Кобыла был потомком литовского князя Видвута. В XVIII-XIX веках 10-ки историков начали поиски протцов Андрея Кобылы. Кто-то выдумал Андрею отчество Иванович, и оно, спустя десятилетия, сделалось восприниматься как непререкаемый факт. Отчество, видимо, было взято от знаменитого Гланды Камбилы Дивоновича в крещении Иоана, от которого, типо и пошёл Андрей Кобыла.

   У князя А.М.Курбского предком Кобылиных показан выехавший

«…от Немецкия земли…» Миша («Сказания князя Курбского»).

   Но, в 1995 году С.В.Конев опубликовал «Ростовский родословный синодик», в каком упоминаются имена почти всех столичных бояр XIV – XV веков. В отличии от отлично известного исследователям «Успенского синодика», в «Ростовском синодике приводятся не только лишь имена, да и прозвища, также некие биографические данные.

Опосля погибели Дмитрия Донского, престол занял его отпрыск Василий I (напомним, он был женат на Софье Витовтовне, из рода Гедиминовичей), а отпрыск Ёлки — Фёдор Колыч был боярином и послом Величавого князя Василия Дмитриевича в Новгород.

   В духовной грамоте Василия I в 1406 году упоминается село Колычевское Коломенского уезда. Сиим селом обладал ещё Александр Ёлка, а окрестили село по имени его отпрыска Фёдора Колыча. Земли Коломенского уезда были главный вотчиной Колычевых. Сейчас на полосы Коломна-Егорьевск сохранилось много сёл, связанных с данной фамилией. Огромное Колычево, Ёлкино, Колычево, Колычево-Боярское, Беззубово, Юрьево. Коломенские земли были первыми присоединены к Столичному княжеству и длительное время оставались предметом споров меж Москвой и Рязанью.

 Константин Александрович Беззубцев во главе Коломенской дружины два раза прогуливался на Казань.

 Анализ изложенной инфы и огромного количества других исследовательских работ по этой теме дозволяет представить последующую схему родословия Романовых, Колычевых, Шереметевых

Романовы, Колычевы, Шереметевы. Искажённая схема родословия.

Поочередно разглядим данную схему родословия.

          Путовер (Пукувер) Будивит (Ведевит, Будивед) (? -1293гг).

     Будивед — дословно обозначает:«ведающий мудростью», это — вещун, прорицатель, ведун, волхв, жрец. Окончание имени «вит» это — трансформация слова «вед».

 Одним из заглавий бога мудрости в Литве было — «Будте». (И.Беляев стр.50). 2-ая часть имени: «Вед» значит ведать. 

 В восхитительных исследовательских работах И.Беляева (стр.142-143) находим трактовку Вайделотов — ведунов различных степеней. Некие из их жили в Ромнове около священного дуба. Там же указаны Путтоны, которые занимались гаданием на воде и морской пене, предвещали будущее. Путовер это — Путтон.

 Будивид — Ведевит (у Романовых) образуются сменой букв «Б» и «В» также, как: Византия — Бюзантия; Верн — Берн; Василевс — Базилевс; Вратислав-Братислав и т.п.

 Таковым образом, Будивид и Ведевит — одно и то же имя.

 Языческие волхвования происходили, обычно, под самыми большими дубами, которые почитались как «кумиропоклонные».

 Волхвы (жрецы) в языческие времена обладали и духовной, и племенной мирской штатской властью. Следствием вышесказанного и является наличие «кумиропоклонного дуба» в гербах Кобылиных. Историки относят княжение братьев Путовера-Будивида и Букидида приблизительно к 1239-1294гг. А год 1293 является годом погибели литовского князя Путовера и годом вокняжения Витеня. Наиболее тщательно о Будивиде можно выяснить из трудов: В.Г.Пашуто «Образование Литовского страны» М. 1959г. (стр.389;493); Дмитриевой Р.П. «Сказание о князьях Владимирских»; М.Е.Бычковой ««Российско-литовская знать XV-XVII вв.» (стр.103-104).

Этимология имени Будивид быть может связана с старым племенем будинов, населявших Валдайскую возвышенность, Прикамье и земли, прилегающие к Неману, также земли кривичей, у озера Ильмень и др. В таком случае, имя Будивит может трактоваться, как «вождь (правитель) будинов». Частая подмена букв «б» и «в» делает предпосылку для догадки о происхождении племени водь от будинов: будины — вудины— воудины — водины — водь, также племен: бужан — волынян, и племени чудь (по М.В.Ломоносову).

     Столицей будинов был город Гелон, заглавие которого, может быть, происходит от эллинского племени гелонов, переселившихся в I тысячелетии н.э к будинам. По материалам Тацита, будины являются прародителями германцев. Средневековые скандинавы от будинов время от времени по созвучию выводили собственного прародителя Одина.

 Будины — гипотетичные праотцы скифов, славян, литовцев, вендов.

     Авторская трактовка городка Гелон, столицы будинов, это — священный (сакральный, святой) город страны ведунов (волхвов, жрецов).

 По Геродоту, будины — «аборигены в данной стране».

Гедимин (Гедемин).

Величавый князь (1316-1341гг.) литовский, российский.

      Гедемин — предок величавого рода Гедиминовичей. Л.Гумилёв отмечал его рвения к объединению всех славянских и российских земель на базе православного христианства.

Само имя Гедимин созвучно польско-литовскому слову «гедман» и наиболее позднему «гетман», означавшему в древности «воевода, военачальник».

      «…когда Литва, платившая ранее дань полоцким князьям, «а владома своими гедманы», призывает из Царьграда потомков полоцкого князя Ростислава Рогволодовича — Давила и Мовколда, из которых Давил стал первым литовским князем» (М.Е.Бычкова «Российско-литовская знать XV-XVII вв…» стр.118).

     Одним из более соответствующих направлений укрепления княжеской либо царской (королевской) власти были междинастические браки. Этот вопросец в довольно лаконичной форме рассмотрен М.Е Бычковой в книжке «Российско-литовская знать XV-XVII вв. Источниковедение. Генеалогия. Геральдика» в главе «Династические браки российских величавых князей в XIV-XVI вв.» (стр.305-311).

      Формат статьи не дозволяет привести главу стопроцентно, потому ознакомимся с отрывком: «Разумеется, первым из этих союзов следует считать брак отпрыска столичного величавого князя Ивана Калиты — Семёна Ивановича Гордого и дочери величавого литовского князя Гедимина Анастасии (Августы), заключенный в 1333г. Потом, их дочь Василиса в 1349 г., вышла замуж за Кашинского князя Миши Васильевича. Ещё ранее, в 1326 году, иная дочь Гедимина — Альдона (в крещении Анна) была выдана замуж за наследника польского престола — грядущего короля Казимира Величавого…» (Бычкова М.Е. стр.306).

      «Московские князья также роднились с литовскими. Младший брат Семёна Гордого — Иван Иванович, став величавым князем, выдал свою дочь Любовь в 1356 году за князя Дмитрия Боброка Кориатовича (прим. авт: грядущего Волынского, которого мы увидим в Куликовской битве, как сподвижника Дмитрия Донского)» (М.Е.Бычкова стр. 307-308).

     Симеон Гордый прожил в браке с Августой, дочерью Гедимина, 12 лет. В 1345 году она погибла. Вторым браком Симеон Гордый женился на дочери рязанского князя Фёдора Святославовича Евпраксии и через год отослал её назад к папе. По Н.М.Карамзину она из смоленских князей.

     3-ий брак он заключил с тверской княжной Марией Александровной. Подарил ей Можайск и Коломну (Н.М.Карамзин стр.347; А. Мясников «Рюриковичи и смутное время» стр.247). Подготовка к третьему браку шла в конце 1346 года и начале 1347 года уже во время правления (1341-1377гг.) величавого князя литовского Ольгерда — отпрыска величавого князя Гедимина. Гедимин был убит во время осады германской крепости Баербург.

Ольгерд.

 Величавый князь литовский с 1341 года по 1377 год.

     Имел в миру российское имя Александр (малоизвестное имя в крещении Андрей), иноческое имя Алексей. Отпрыск величавого литовского князя Гедимина . Совместно с братом Кейстутом, желая отомстить за погибель отца, напали в 1341 году на Пруссию и одержали несколько побед над Тевтонским орденом. В 1345 году Кейстут низложил сводного брата Явнута, сидевшего на великокняжеском престоле и назначил величавым князем Ольгерда.

     Сестра Ольгерда — Анастасия — 12 лет до 1345 года была супругой Симеона Ивановича Гордого (1316-1353гг.), величавого князя столичного и владимирского (1340-1353гг.). Хитрецкий Ольгерд воспользовался дружбою Симеона. 

     Ольгерд во 2-м браке (1350г.) был женат на Иулиании, дочери Александра Михайловича Тверского. Она являлась свояченицей Симеона Гордого, женатого на сестре Иулиании — Марии Александровне Тверской.

      У Ольгерда было 12 малышей, почти все из которых оставили значимый след в истории восточных славян.

      «… скончался Гедимин, величавый князь литовский и престол его наследовал Ольгерд, отпрыск его, не меньше отца имевший мощное воздействие на западные русские княжества совершенно и в особенности на Псков, Новгород и даже на Москву» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.425).

     Детки Ольгерда:

    Наримант Ольгердович (Курбат Нарыш) (? — 1390гг.) — предок князей Патрикеевых, Хованских, Голицыных, Нарышкиных, Оболенских, Щеня и др., служивших наиболее 400 лет делу укрепления и развития Руси — Рф. Был женат на дочери хана Тохтамыша.

     Ягайло Ольгердович (1348-1434гг.) величавый князь литовский, повелитель польский. Предок царской династии Ягеллонов. В 1410 году, в процессе Грюнвальдской битвы, командовал польско-литовско-русским войском и показал себя профессиональным устроителем и выдающимся военачальником. Представитель данной династии: Александр Ягеллон (1460-1506гг.) — величавый князь литовский с 1492 года, с 1501 года — польский повелитель. Был женат на дочери величавого князя столичного Ивана III Васильевича Лене.

     Свидригайло Ольгердович (1355-1452гг.) — литовский князь, младший отпрыск величавого князя литовского Ольгерда. Поссорившись со своим двоюродным братом Витовтом в 1408 году, с большенный группой литовской знати (посреди которых был Патрикий Наримантович и его  потомки), выехал (принял подданство) к величавому князю столичному Василию I Дмитриевичу (напомним: женатому на Софье Витовтовне) — зятю Витовта. Свидригайло получил в удел Владимир, Переславль-Залесский, Юрьев-Польский, Волоколамск, Ржев и половину Коломны (Н.М.Карамзин стр.402).

     Опосля погибели Витовта, в течении 2-ух лет, с 1430 по 1432 года, был величавым князем литовским. Свидригайло был женат (1430 год) на внучке тверского князя Ивана Михайловича — Анне Ивановне.

     Дочь: Лена Ольгердовна с 1372г. была супругой князя Владимира Андреевича (Храброго) Серпуховского (1351-1410гг.) , двоюродного брата Дмитрия Донского. В семье Лены и Владимира Храброго было 6 отпрыской. Прозвание — Храбрый — Владимир Андреевич получил опосля Куликовской битвы, где он сражался вкупе с братьями собственной супруги: Андреем и Дмитрием Ольгердовичами — героями Куликовской битвы.

     В 1362 году Дмитрий Иванович (будущий Донской) высылал брата Владимира Андреевича защищать псковитян от германцев (Н.М.Карамзин «История страны Русского» стр.360). 

    «В 1369 году снова новгородцы помогали псковичам и от Столичного величавого князя Дмитрия Иоанновича, также прислан был во Псков для защиты от лифляндцев двоюродный брат его Владимир Андреевич и жил тут около полугода» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.218). 

     Дмитрий Ольгердович Корибут (? — 1399гг.) ( Корибут либо Курбат — ханский зять) величавый князь трубчевский, брянский и новгород-северский. В 1379 году получил от величавого князя столичного Дмитрия Ивановича Переславль-Залесский (Н.М.Карамзин «История страны Русского» стр.368).

      О супруге Корибута есть информация, что:

    «В 1345 году Иван II Иванович Красноватый (Смиренный) вступил в повторный брак с некоторой Александрой, возможно, дочерью столичного тысяцкого Василия Протасьевича Вельяминова. Александра родила 12 октября 1350 года отпрыска Дмитрия (грядущего Дмитрия Донского), позднее ещё 1-го отпрыска, Ивана Малого, и 2-ух дочерей — Любовь (по другим данным — Анну, ставшую супругой известного предводителя, участника Куликовской битвы князя Дмитрия Михайловича Боброка Волынского) и Марию (вышла замуж за князя Дмитрия Ольгердовича)» (А.Мясников «Рюриковичи и смутное время» стр.256).

      По данным, обозначенным выше, супругой Боброка-Волынского является Любовь- дочь Ивана Ивановича Красноватого (Смиренного)

     «Потомок Святого Владимира, волынский князь Дмитрий Михайлович по прозванию «Боброк», не имел собственного удела, служил воеводою при столичном дворе и был женат на сестре Дмитрия Донского, Анне Иоанновне» (Наумов А.Н. «Куликово поле. Антология публикаций XIX-XX веков» стр.98).

     В 1380 году Корибут вкупе с братом Андреем и супругом сестры Владимиром Андреевичем Серпуховским участвовал в Куликовской битве.

    Андрей Ольгердович возглавлял полк правой руки. Дмитрий Ольгердович возглавлял псковские войска, стоявшие в резерве сзаду огромного полка, изменил фронт и прикрыл фланг огромного полка, оголённый опосля разгрома полка левой руки.

     Владимир Андреевич Серпуховской и Боброк Волынский находились в Зелёной Дубраве с засадным полком. Атака засадного полка переломила ход битвы и дозволила перейти в пришествие правому крылу и центру (Наумов А.Н. «Куликово поле. Антология» стр. 461-463; Н.М.Карамзин «История страны Русского» стр. 372-373).

     Дмитрий Корибут умер вкупе с отпрысками Иваном и Андреем на р.Ворскле в битве с татарами Темир-Кутлука.

Романовы, Колычевы, Шереметевы. Искажённая схема родословия.

Историкам довольно отлично известна «тамга» Дмитрия Корибута в виде трезубца —  которой он воспользовался.

     Происхождение этого знака уходит своими корнями в древнейшую историю Литвы, с одной стороны, к поклонению богу войны Перуну (громовержцу), также к религиозным ритуалам. Из бессчетных исследовательских работ литовских историков (Длугош, Нарбут, Шафарик, Пётр Дюсбург, П.Брянцев, Михелон, ….) понятно, что места поклонения богам — Ромове (заглавие происходит от литовского «ромота» — срощенный) литовцы устраивали в дубовых рощах. Выбирали самый большенный дуб, непременно срощенный из трёх стволов. Это обозначало поклонение трём богам: Перкуну, Потримпосу и Поклюсу. Сиим богам под дубом ставили трёх истуканов.

Основным жрецом и верховным правителем племени был Криве-Кривейто (арбитр — арбитров). Он состоял в конкретном сношении с Перкуном.

     Основным эмблемой его власти была палка с 3-мя загнутыми концами, в виде трезубца.

    Жрецам Криве, стоявшим рангом ниже, сам Криве-Кривейто жаловал палки с 2-мя кривулями в виде двузубца. Таковым образом, тамга в виде трезубца свидетельствовала о происхождении её обладателя из рода, обладавшего высшей властью.

     Старший отпрыск Ольгерда и витебской княжны Марии Ярославны: 

    Андрей (Вигунд) Александрович (Ольгердович) Кобыла Беззубец (1325-1399гг.) князь псковский и полоцкий. В 1341 году был крещен в Пскове в Троицком соборе. Имя в крещении непонятно. Княжил в Пскове: 1341-1348; 1377-1385; 1394-1399. Князь полоцкий: 1342-1377; 1381-1387; 1393-1399.

     В 1341 году прибыл в Псков со своим папой Ольгердом и дядей Кейстутом. По требованию псковичей, рассчитывавших на помощь в борьбе с Ливонским орденом, поставлен во Пскове на княжение. В 1342 году стал князем в наиболее богатом Полоцке, на родине мамы, но продолжал управлять и Псковом, назначив туда наместником Жору (Юрия) Витовтовича.

READ
Средневековая медицина: История изучения крови

     Андрей Александрович исторически популярная личность, он является героем Куликовской битвы. В неких полоцких документах и большинстве столичных документах, Андрей назывался «Величавым князем».

     В 1349 году псковичи отказали от княжения у себя Андрею Ольгердовичу за то, что он не жил у их, а присылал лишь наместников собственных. Потом он вновь княжил в Пскове (много инфы о жизнедеятельности Андрея Ольгердовича изложено в труде Е.А. Болховитинова «История княжества Псковского»).

     В 1377 году Андрей перешёл на службу в Столичное княжество, заключив договоры с Величавым князем Дмитрием Ивановичем и с Владимиром Андреевичем Серпуховским, супругой которого была сестра Андрея — Лена Ольгердовна. Жизнь Андрея была заполнена бурными событиями, которые происходили на территориях: Величавого Литовского княжества, Величавого Столичного княжества, Псковского, Новгородского, Полоцкого и др. княжеств. Умер Андрей в битве с татарами Тимур-Кутлука на реке Ворскле в 1399 году.

     Определённый энтузиазм вызывает выдержка из труда Е.А.Болховитинова : «В самое то время (1347 год) , когда псковичи прогуливались на помощь новгородцам, лифляндцы, зашедши от реки Нарвы, опустошили псковские селения, подошли под самый Псков, выжгли Завеличье и вышли к Изборску, оставив следы разорения всюду; а князь их Андрей Ольгердович, не заботясь о том, жил в Полоцке. Для этого -то в последующем, 1349 году они отказали и ему от княжения у себя и семь лет управлялись своими посадниками, а потом начали принимать к для себя различных пришлых князей, меж коими снова у их был и Андрей Ольгердович. Но они все не достаточно делали им полезности, и они обязаны были прибегать с просьбами о защите то к новгородцам, то в величавому князю Столичному. В конце концов, когда по свержении монгольского ига величавый князь Столичный начал приходить в силу и распространять власть свою на все удельные русские княжества, а князь Андрей отрёкся в 1399 году за себя и отпрыска собственного от княжения Псковского, то они начали просить для себя князей уже у Столичного величавого князя, предаваясь ему в основное покровительство, а поэтому он начал называть Псков собственной вотчиной, и с этого времени начался 3-ий важный период их псковского княжения.» (стр.59-60). 

     Бездействие Андрея по отношению к противникам Пскова, также его отречение за себя и отпрыска собственного (прим.создателя: Ивана) от Псковского княжения, могли послужить основанием для приближённого к нему боярского круга, чтоб именовать Андрея «Беззубцем». Псковские бояре соображали сокрытые для их опасности при смене вышестоящей власти.

     Прозвание «Кобыла» могло появиться обычным методом: или по наименованию реки, на которой имелись землевладения, или по наименованию населённого пт (волости, земли, уезда и т.п), связанного с жизнедеятельностью князя. Примеры: р.Копысь — Копыльский — Копыла; р.Велья — Вельяминовы; р.Воронач — Воронцовы; р.Гвоздянка — Гвоздь Патрикеев; р.Мисерва — Вассиан Мисюрь; р.Колочь — Колычевы; р.Шуя — Шуйские; р.Лада — Ладыгины; р.Друя — Друцкие; р.Вревка — Вревские; г.Случеск — Слуцкие; г.Волынск — Волынские; г.Бельзск — Бельзские; г.Ржевск — Ржевские; г.Стародуб — Стародубские; г.Шуя — Шуйские; г.Бугор — Холмские.

     По реке Величавой со стороны Литвы есть три крепости: Коложа, Велье и Воронеч (Е.А.Болховитинов стр.22), отсюда также могли образоваться: Колычевы, Вельяминовы,

Воронцовы, Воронецкие. «Со стороны эстляндцев псковичами базирована была в 1424 году на восточном берегу озера Чудского крепость Гдов; в 1462 году на том же берегу, ещё поближе к Пскову, — иная, нареченная «На Озорице», а в 1462 году — там же и 3-я под именованием Кобылье, либо Кобылинская.» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.23).

     «Уездные городка, либо пригороды псковские, упоминаются в поздние времена, хотя, возможно, были они с самого начала расселения кривичей под заглавием городищ, либо сходбенных мест.» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.20).

     Из этого следует, что во время княжения Андрея Александровича в Пскове, видимо, уже было городище «Кобылье» либо «Кобылинское». От этого городища Андрей Александрович (Ольгердович) и мог получить прозвание «Кобыла».

     «В 1557/1558г. Василий Константинов отпрыск Сухово-Кобылин получил в кормление г.Кобылье Городище в Псковской земле…» (О.И.Хоруженко «Герб в практиках…» стр.239).

   Недозволено обойти молчанием и древнее Полоцкое княжество. На востоке его существовали Кобылинские земли и Кобылинское болото, относящиеся к Гомейской (Гомельской) волости. На юге, существенно выше Клецка и Слуцка, поближе к излуке р.Неман, был город Копыль. 

(В.Н.Темушев «На восточной границе Величавого княжества Литовского» стр. 176, 183, 227, карты №№ 1, 20, 28 . Карта № 28 — Копыль). Землевладельцы этих районов также могли получить прозвания «Копыла», позднее записанные как «Кобыла».

      Мог ли Андрей Александрович (Ольгердович) аккомпанировать в Москву тверскую княжну — жену Симеона Ивановича Гордого? Во-1-х, нужно напомнить то, что Симеон Гордый в первом браке был женат на дочери Гедимина Анастасии (Августе (1333г.), тёте Андрея Александровича (Ольгердовича), (сестре отца), с которой Симеон прожил 12 лет. К моменту погибели тёти, Андрею было около 20-22 лет. С 1341 по 1348 года Андрей был князем Псковским и Полоцким. С высочайшей степенью убежденности можно считать, что Симеон Гордый отлично знал Андрея.

      Симеон Иванович Гордый был потомком Александра Невского: Александр Невский — Даниил Александрович — Иван Данилович Калита — Симеон Александрович Гордый.

    Но как нам понятно из исторических исследовательских работ, литовские князья, потомки Александра Невского, и князья тверские, полоцкие находились в схожих связях. Ещё Александр Ярославич (Невский) был женат на полоцкой княжне Александре. Это было обосновано тем, что на исходном шаге, в X-XIII вв., старой Руси главными центрами российской земли были: Киев, Полоцк и Новгород. Позднее Киев стал терять свои позиции и симпатичной становится Тверь. Тверское княжество с незапамятных времен было весьма огромным территориально и весомым в политическом, экономическом и военном вопросцах. Тверь претендовала на то, чтоб стать центром всех восточных славян. Конкретно сиим и обосновано сращивание вышеуказанных великокняжеских кланов.

      У Н.М.Карамзина в «Истории страны Русского» на стр.325 находим: «Дмитрий Михайлович, прозванием Суровые Глаза (прим: тверской), смелый пылкий, имел лишь 27 лет от рождения; женатый на дочери князя литовского, Гедимина…». Дмитрий Михайлович родился 15 сентября 1299 года. В 1320 году женился на Марии, дочери величавого литовского князя Гедимина ( Александр Мясников «Рюриковичи и смутное время» стр.226). В 1326 году был казнён по решению хана Узбека.

      В 1242 году новгородский князь Александр Ярославич (Невский) (1220-1263гг) разбил ливонских рыцарей на льду Чудского озера. Перед сиим, в 1241 году, высвободил Псков, входивший в Новгородское княжество, от ливонских рыцарей.

     Обращаясь к псковичам, просил «…держать в голове оказанное им благодеяние, примолвил выразительные слова, записанные во Псковской летописи: «Се же для вас глаголю, — произнес он, — аще кто из наследник моих и племенник прибежит в печали, либо тако жить придет в Плесков, и не примете его, либо не почтете его, и наречетесь 2-ая жидова». Псковичи, вправду, не запамятовали этого завещания, и когда Александров брат Андрей Ярославич в 1252 году согнан был татарами с величавого княжения Владимирского, то дали ему они у себя убежище и для большей сохранности отпустили к лифляндским рыцарям, а по иным летописям — типо в Швецию, и князем у себя во Пскове оставили другого его брата — Ярослава Ярославича Тверского, через три года от их перешедшего в Новгород.» ( Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.56). 

     «По отъезде Ярослава псковичи в 1258 году приняли к для себя Александрова отпрыска, Новгородского князя Василия.. По погибели Александровой в 1263 году псковичи приняли к для себя на княжение племянника его Святослава Ярославича, отпрыска княжившего у их Ярослава Ярославича; а опосля него в 1260 году выбрали вышедшего к ним из Литвы князя Доманта, который женился на внучке Александра Невского, дочери отпрыска его Дмитрия Александровича. Опосля Доманта предоставили они княжение отпрыску его Давиду.

     Опосля него в 1327 году приняли они к для себя на княжение убежавшего от татар Тверского величавого князя Александра Михайловича, внука Ярослава Ярославича, и опосля него в 1339 году — отпрыска его Всеволода Александровича. Таковым образом, Псковское княжение оставалось около 100 лет в роде Александровом. …Один лишь Домант неотлучно княжил у их 33 года.» ( Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.57-58). 

     С XI до XV века Псковские земли входили в состав Новгородских земель.

    «1331…литовский величавый князь Гедимин, желая распространить своё воздействие от Полотска и до северных русских княжеств, …вынудил у их обещание отдать Новгородской области удел княжества Наримунду, отпрыску его, и контрактом с ними провозгласил ему под видом защиты от соседей и управление пограничные городка Ладогу, Ореховец, Корелу и половину Копорья, в отчину и в дедину, другими словами в потомственное владение. Потому в 1333 году и прислал он туда на княжение упомянутого отпрыска собственного.» ( Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.424). 

      «…со времени княжения величавого князя Иоанна Даниловича Калиты, а конкретно с 1334 года, совсем уже (прим: псковичи) не имели князей российских и напрасно усиливались защитить свою вольность то принятием к для себя литовских князей, то самоуправным противостоянием столичным величавым князьям. В 1341 году выехал из Пскова в Новгород крайний рода Александрова князь Всеволод Александрович.» ( Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.58). 

     Псковичи за помощью и защитой обратились к Ольгерду, величавому князю литовскому, а позже приняли к для себя на княжение отпрыска его Андрея. Но этот князь пребывал наиболее в     Полоцке и почаще управлял средством наместников собственных. В 1347 году (обратим внимание на год, когда жену Симеона Гордого аккомпанировали в Москву) шведский повелитель Магнус напал на северные Новгородские крепости, изгнал оттуда литовских Ольгердовых наместников. «…лифляндцы, зашедши от реки Нарвы, опустошили псковские селения, подошли под самый Псков, выжгли Завеличье и вышли к Изборску, оставив следы разорения всюду; а князь их Андрей Ольгердович, не заботясь о том, жил в Полоцке.» ( Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.59). 

     Чем можно разъяснить довольно-таки странноватое поведение князя (в 1347 году), ровная обязанность которого защищать земли, на которые он был принят в качестве князя. Может быть, эта странность разъясняется тем, что Андрея не было во Пскове и Полоцке, потому что он уезжал в Москву, сопровождая жену Симеона Гордого и находился там некое время. Дорога до Москвы и назад также добивалась много времени. Вся поездка могла занимать 2-3 месяца.

    Детки Андрея Александровича (Ольгердовича) (Кобылы).

      По неким ранешным историческим исследованиям у Андрея было 5 отпрыской: Семён, Александр Остей, Фёдор Кошка, Миша, Иван (Колченогий, Василий Ивантей).

     Но, посреди бояр, подписывавших духовную грамоту Дмитрия Донского был Фёдор Свибло, который также относится к детям Андрея (см. схему родословия). Другими словами у Андрея 

      Ольгердовича было два отпрыска с именованием Фёдор, а всего 6 отпрыской.

      О Андрее Ольгердовиче и его детях можно отыскать довольно много инфы из энциклопедий и словарей: Большая Русская энциклопедия под редакцией Ю.С.Осипова;        Российский биографический словарь 1896-1918гг.; В.В.Богуславский «Славянская энциклопедия. Киевская Русь — Московия»; «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона» сПБ. 1890-1907гг.

    В труде А.Н. Нарбута «Генеалогия Белорусии» Москва. 1994г., также в трудах: Горского А.А.; Кузьмина А.В.; Кучкина В.А.; Хорошкевича А.Л. и остальных, мы обратим своё внимание лишь на трёх отпрыской Андрея Кобылы: Александра Остея, Фёдора Кошки и Ивана.

     Александр Андреевич (Остей, Ёлка) — предок Колычевых.

    Опосля Куликовской битвы в 1382 году хан Тохтамыш напал на Москву, где воеводой был Остей (Н.М.Карамзин «История страны Русского» стр.375-377, 380-381). Поход возглавлял сам Тохтамыш. По данным Н.М.Карамзина (стр. 376) «Остея повели в стан ханский — и там умертвили».

    «В залог верности и осьми тыщ рублей долгу удержал при для себя (прим.создателя: Тохтамыш) князя Василия Дмитриевича» (стр.377).

   «Отпрыск величавого князя, Василий, со почти всеми боярами поехав Волгою на судах в Орду» (стр.377). «Отпрыск величавого князя Василий, три года живой невольником при дворе ханском (прим: до 1385г), потаенно ушёл в Молдавию, к тому воеводе Петру, нашему единоверцу, и мог вернуться в Россию лишь через владения польские и Литву» (стр.380).

    В Литве Василий был повенчан Витовтом с его дочерью Софьей и позднее повенчался, будучи в возрасте 17 лет. (Н.М.Карамзин «История страны Русского» стр.388).

    «…Сей крайний (прим: Олег Рязанский) нежданно разграбил Коломну, пленив того наместника Александра Остея…» (стр.377).

    В материалах Д.И.Иловайского находим: «Олег (прим: Рязанский) до времени затаил желание мести и три года не обнаруживал никаких признаков вражды,… В 1385 г. он вдруг начал войну с Москвой неожиданным нападением на Коломну. …город был взят и разграблен; коломенский наместник Александр Андреевич Остей вкупе со почти всеми боярами и наилучшими людьми отведён в плен.» (Д.И.Иловайский «История Рязанского княжества» стр.185).

     Следует направить внимание на то, что князь Василий ушёл из Орды через три года, а Александр Остей через три года был наместником в Коломне, где потом у Колычевых — потомков Остея- было много землевладений. По завещанию (духовной) Дмитрия Донского (из 5 малышей) Коломна с волостями была передана в удел малолетнему (17 лет) князю Василию, которого Донской объявил наследником великокняжеского плюсы.

READ
Источники по завоеванию Казани

      Предназначение Василия величавым князем вышло с нарушением прав его дяди Владимира Андреевича Серпуховского. (Н.М.Карамзин «История страны Русского» стр.381).

      Василий I был внуком Витовта. Донской передал власть Василию I без санкций Тохтамыша. Владения Василия были больше всех иных вкупе взятых.

     Витовт, отпрыск Кестутиев, «…Изгнанный Ягайлом из отечества, сей витязь жил в Пруссии у германцев» (Н.М.Карамзин «История страны Русского» стр.388). Из Пруссии московские бояре забирали жену Василия — Софью. Витовт опекал величавое княжение Василия I Дмитриевича, происходившее в окружении большинства бояр — Гедиминовичей, продлившееся 36 лет.

     Рассматривая вопросец возврата Василия Дмитриевича из Орды, любопытно мировоззрение Александра Мясникова: «…Много загадок существует с пребыванием отпрыска Дмитрия Донского Василия в Орде и его возвращением. Одна из их, как это ни удивительно, связана с князем Остеем, заступником Москвы в 1382 году. 

     Согласно классической версии, опосля столичного погрома 1382 года либо во время его, князь Остей, управляющий обороной, был убит. А скоро либо сразу из Москвы пропал отпрыск Дмитрия Донского , Василий….

     «Орда была в волжских степях. Как это было надо петлять, чтоб попасть с берегов Волги в Москву через Литву? А повстречаться с самим князем Витовтом он и совершенно сумел бы лишь в итоге особых ухищрений, ведь в это время Витовт был у тевтонов в Мальборке. Как внесло Василия из Орды в орден? Возможно, разгадку можно найти в наиболее поздних событиях. Когда в Коломне игрались женитьбу величавого князя Василия I Дмитриевича с литовской княжной Софьей, то на данной свадьбе был проведён рыцарский турнир.

    И одним из участников рыцарского турнира был…полностью жив Ольгердов внук, князь Остей! Либо это не разгадка, а новенькая загадка?» (Александр Мясников «Рюриковичи и смутное время» стр.282).

   А необходимо ли было Тохтамышу убивать Остея? Тохтамыш желал заполучить долги с Дмитрия Донского (восемь тыщ рублей), а Витовту нужен был отпрыск Донского для династического брака и усиления собственного воздействия на Москву. В истории Чехии имеется схожий пример. Для воплощения династического брака Яна Люксембургского (отпрыска Генриха VII), из Праги выкрали дочь Вацлава II — Елишку, и Ян, таковым образом, стал королём Чехии (1310г). (М.К.Любавский «История западных славян» М., Вече 2018. стр.121). 

    Остей приходился Витовту двоюродным племянником. Отец Остея — Андрей и Витовт были двоюродными братьями.

    Дочь Тохтамыша была супругой родного дяди Остея — Нариманта Ольгердовича.

    Отпрыск Тохтамыша родился и вырос в Литве, в Троках (Н.М.Карамзин. стр.444).

    Нужно считать, что Тохтамыш, Витовт и Андрей Ольгердович близко общались. Может быть, что Тохтамыш отлично знал и Александра Остея.

    Конкретно при поддержке Витовта и Тимура Тамерлана Тохтамыш занял стол в белоснежной Орде, а его сыновья, при помощи Витовта, возглавили Крымское ханство. Тохтамыш ведя боевые деяния с Тимуром Тамерланом (опосля ссоры), при поражениях два раза прятался в Литве, в 1391 и 1399 годах ( Н.М.Карамзин стр.392,397; Александр Мясников стр. 282, 284).

      С позволения Витовта Кейстутовича, Тохтамыш, являвшийся ханом Золотой Орды, с 1396 по 1399 год пребывал в литовском замке городка Лиды. Древний Лидский замок был построен в 1326 году ещё при Гедимине.

     Тохтамыш в неких схватках помогал Витовту своими войсками. Тохтамыш был союзником Дмитрия Донского в Куликовской битве. Будет неудивительным, если выяснится, что Тохтамыш был потомственным родственником литовских князей. Понятно, что в своё правление Казимир Величавый пригласил к для себя на службу (приблизительно 1350- 1355гг) семь монгольских царевичей (князей) («Очерк истории Волынской земли» А.М.Андрияшев 1887г.. «Книжка по просьбе» 2013г. стр.216). Витовт постоянно действовал жёстко и расчётливо. Может быть, потому в 1385 году мы лицезреем в Коломне наместника Александра Андреевича Остея, от которого и пошёл род Колычевых (прим: во Пскове была река с заглавием «Коломна», приток реки Ловать) (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр. 361).

    «Сохранность литовских приобретений в Рф добивалась смерти княжения Столичного, уже мощного; и Витовт, обещаясь вернуть власть Тохтамыша над Золотою Ордою, Заяицкою, Болгариею, Тавридою и Азовом, конкретно поставил в условие, как убеждают наши летописцы, чтоб сей хан дал Москву Литве.» ((Н.М.Карамзин. Стр 397).

       Любопытно появление прозвания Александра Андреевича — Ёлка, Остей (не путать с Остоем).

      По одной из литовских легенд, появление Литвы соединено с приходом на их землю некоего богатыря Гелона, который освободил их от нападений каннибалов (видимо, племени андрофагов).

      Имя Гелон трактуется как «отпрыск иглы» (еловый лес). По Геродоту — город Гелон был столицей многоплеменного объединения под общим заглавием Будины, в отношении которых Геродот отмечал, что они «…питаются сосновыми шишками».

      Прозвание Остей быть может соединено со словом «остье» — остроконечные колющие иглы, либо останцы жнивья.

      Фёдор Андреевич Кошка — предок Романовых.

     В 1393 году опосля столкновения новгородцев с Столичным княжеством: «Величавый же князь (Василий Дмитриевич, отпрыск Донского) с собственной стороны для утверждения мира выслал в Новгород собственных послов: Фёдора Андреевича Кошку, Уда и Селивана, послы сии и утвердили мир с Новгородом.» (И.Беляев «История Новгорода Величавого» стр.229).

«Вожди новгородского веча, чтоб как-нибудь оправдаться в зазорном и убыточном мире с величавым князем Столичным, ни с того, ни с этого, выдумали поруха на Псков…».

 «Во Пскове в осаде в это время посиживал храбрый литовский князь Андрей Ольгердович.» (И.Беляев «История Новгорода Величавого» стр.229). 

 Увлекательна надпись на подножии креста Ольги (прим: супруги Игоря) в Троицком Псковском соборе: «Прииде блаженная Ольга близ реки глаголемыя Псковы, и 100 устии той реки. …глаголаше: на месте сем будет храм Пресвятыя Троицы, и град велик … Под крестом на яблоке: …в лето…1509 бысть пожар, весь град выгорел, и святыя церкви, и соборная церковь Пресвятыя Троицы вся выгорела и подставление благоверной княгини Олги дубовый крест и Домантова стенка. Лета же…1623, при благоверном государе и величавом князе Мише Фёдоровиче всея Рф, и при отце его святейшем патриархе Филарете написан сей крест Христов повелением архиепископа Иоакима на поклонение православным христианом.» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.391-392).

     Чем обоснован особенный энтузиазм Романовых ко Пскову и святой Ольге, не тем ли, что они также почитали себя Рюриковичами (младшей Полоцкой ветки). Пётр I Алексеевич был особо горд своим происхождением от Прусского и Оленского короля Ведевита — потомка Прусса — брата Недрона, происходившего от Августа. Приблизительно таковая же легенда происхождения была и у прямого Рюриковича — Ивана Сурового.

     У Гали Еникеева в книжке «Величавая орда:друзья, неприятели и наследники» (стр.247) есть привлекающее внимание замечание: «…когда М.Глинский…участвовал в походе в Ливонию, (1558г), «его люди распоряжались в Псковщине (т.е в уделе Захарьиных — Романовых. прим.создателя) как в вражеской стране».

     Появление прозвания Фёдора Андреевича Кошкой является вероятным искажением наименования Псковской волости — Кокша. «…Кокшинских слобожан…за Кокшинской волостью» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.461).

     Может быть, Фёдор Андреевич имел там землевладения, а при выезде в Москву был неверно записан «Кошкой».

     Иван Андреевич — предок Шереметевых.

     История Пскова докладывает нам: «Но в 1377 году принят был снова псковичами князь Андрей Ольгердович, от вооружившихся на него братьев собственных ушедший к ним из Полотска. Он в 1381 году прогуливался со псковичами на помощь величавому князю Столичному Дмитрию Ивановичу на татар к Дону и сражался посреди всего войска российского; по возвращении уехал снова в Полотск, а во Пскове оставил наместником отпрыска собственного князя Ивана Андреевича с посадником князем Изборским Григорием Евстафьевичем. А 1386 году он братом своим литовским князем Скиригайлом Ольгердовичем был схвачен и задержан в Полотске, а позже три года в Польше содержался заключенным, до 1394 года, в конце концов отпущен был во Псков и прибыл 18 июля. Но в 1399 году 4 мая, отрекшись вкупе с отпрыском своим (прим: Иваном) от княжения во Пскове, возвратился в Полотск и такого же года убит был в сражении литвы с татарами.» (прим: на реке Ворскле) (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.219). 

     Посреди псковских владетельных князей отмечен: «Александр Иванович, внук, а по иной летописи — правнук, Ольгердов, приехал во Псков из Твери в 1439 году и принят был псковичами на княжение без дела к величавому князю Василию Васильевичу.

     Невзирая на то, сей князь по велению величавого князя в помощь ему в 1441 году прогуливался со псковичами на новгородцев. Но по возвращении в 1442 году, при случившейся во Пскове мощной моровой язве, он, заразившись ею, постригся в монашество и скончался. Погребён под Троицким собором.» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.223). 

     Константин Александрович Беззубцев — воевода 2-ой половины XV века. В 1450 году вкупе с принцем Касимом-Трегубом, во главе Коломенского полка, разбил татар на реке Битюге. В 1469 году был основным воеводой ополчения, направленного на судах под Казань.

     «Василий Васильевич Шуйский Немой, назначен был во Псков на княжение наместником и прибыл с воеводой величавого князя Василием Дятлем 23 ноября 1478 года. Псковичи по старине повстречали его с крестами и возвели в Троицком соборе на княжение; позже пошли на вече, и князь Василий Васильевич, перед воеводой сев на вече, произнес о величавого князя здоровье и повелении псковскому войску походом на Новгород собраться в Сольцы. 25 ноября князь поцеловал на вече крест следить псковские старины и пошлины, а через девять дней c воеводой отправился под Новгород. А оттуда по окончании войны возвратился уже 11 февраля.» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр.227). 

     Допустимо предположение, что конкретно в этом походе участвовал Андрей Константинович Беззубцев — Шеремет.

    Как образовалось прозвание Шеремет: «…1323 В осеннюю пору эстляндцы побили псковских негоциантов на озере, а ловцов на Нарве, и при береге Череметскую волость взяли, а 13 марта подошли ко Пскову…» (Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского» стр 422-423). Череметская волость читается также как Шереметская, например:

 — Псково- печёрский монастырь соответствует Псково — пещёрский монастырь;

 — Дочь -дщи -дчи (весьма распространённые конфигурации);

 — пича — пиша (либо современное — еда, где «ч» изменяется на «ш» (см. Я.Н.Щапов «Древнерусские княжеские уставы XI-XV вв» стр.20).

    Шереметская либо Череметская волость была предполагаемо размещена на реке Череха на маленьком удалении от Пскова. Прозвание Шеремет могло быть взято по землевладениям в Шереметской волости. Заглавие Череметской (Шереметской) волости могло происходить от городка Чермени. О нём есть запись: «Так, в 1430 году, когда Свидригайло отдал обещание отдать Ягайло городка Каменец, Смотричь, Гору и Чермени, то такая же обещательная запись взята и с бояр Свидригайловых (Метр.княж.Лит. Т.I. С.458).» (И.Беляев «История Полоцка и северо-западной Руси» стр.258). 

    Возникновение двойного прозвания Беззубцев -Шеремет обосновано разрастанием рода Беззубцевых и для предстоящей идентификации добавляется 2-ое прозвание, а 1-ое прозвание в последующем поколении отбрасывается. В нашем случае остается лишь Шеремет либо отпрыск его Шереметев.

     Могла ли боярская знать избрать для себя в царствуй человека не авторитетного, не родовитого, не связанного с ней кровными узами родства?! Ответ предельно ясен.

     Тема эта громадна и данной пунктирной статьёй её не охватить. Проработка темы просит широкого и глубочайшего исследования.

С почтением к читателям.

А.В.Сафонов

02 марта 2019 года.

Литература.

  • Н.М.Карамзин «История страны Русского» ЭКСМО Москва 2015г.
  • Александр Мясников «Рюриковичи и смутное время» ВЕЧЕ Москва 2014г.
  • А.А.Зимин «Наша родина на рубеже XV-XVI веков» МЫСЛЬ Москва 1982г.
  • Наумов А.Н. «Куликово поле. Антология публикаций XIX-XX веков» КУЛИКОВО ПОЛЕ. Тула.2014г.
  • Р.П.Дмитриева «Сказание о князьях Владимирских» ИЗД-ВО АКАДЕМИИ НАУК СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) Москва-Ленинград 1955г.
  • О.И.Хоруженко «Герб в практиках формирования родовых компаний российского дворянства XVII – XIX веков» КВАДРИГА Москва 2013г.
  • Л.Гумилёв «От Руси к Рф» ЭКСМО Москва 2015г.
  • Л.Гумилёв «Старая Русь и Величавая степь» Э 2016г.
  • Е.А. Болховитинов «История княжества Псковского». КУЛИКОВО ПОЛЕ Москва 2012г.
  • И.Беляев «История Полоцка и северо-западной Руси» ВЕЧЕ Москва 2017г.
  • И.Беляев «История Новгорода Величавого» ВЕЧЕ Москва 2016г.
  • П.В.Голубовский «История Смоленской земли» КУЛИКОВО ПОЛЕ Москва 2011г.
  • Д.И.Иловайский «История Рязанского княжества» КУЧКОВО ПОЛЕ Москва 2009г.
  • М.Е.Бычкова «Российско-литовская знать XV-XVII вв. Источниковедение. Генеалогия.
  • Геральдика» КВАДРИГА Москва 2016г.
  • А.С.Кибинь «От Ятвязи до Литвы. Российское пограничье с ятвягами и Литвой в X-XIII вв.» КВАДРИГА Москва 2014г.
  • Я.Н.Щапов «Древнерусские княжеские уставы XI-XV вв» НАУКА Москва 1976г.
  • В.Н.Темушев «На восточной границе Величавого княжества Литовского» КУЛИКОВО ПОЛЕ Тула 2016г.
  • Г.Еникеев «Величавая орда:друзья, неприятели и наследники» АЛГОРИТМ Москва 2017г.
  • М.Серяков «Загадки Римской генеалогии Рюриковичей» ВЕЧЕ Москва 2014г.
  • А.В.Шеков «Политическая история и география Верховских княжеств. Середина XIII- середина XVIв » КВАДРИГА Москва 2018г.
  • М.Кром «Рождение страны. Столичная Русь XV-XVI веков» НОВОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ 2018 г.
  • С.Чернявский «Руги и русы» ВЕЧЕ Москва 2016г.
  • В.А.Волков «Ратные силы старой Руси» АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРЕКТ Москва 2017г.
  • Большая Русская энциклопедия под редакцией Ю.С.Осипова Москва 2013г.
  • В.В.Богуславский «Славянская энциклопедия. Киевская Русь — Московия» в 2 т. ОЛМА-ПРЕСС Москва 2005г.
  • В.В.Богуславский, В.В.Бурминов «Старая Русь. Рюриковичи» ПРОФИТ СТАЙЛ Москва 2009г.

Источник

Оценить статью
Блог о самом интересном.