Вся правда о ленд-лизе

Вся правда о ленд-лизе

Почти все считают: без западной помощи СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) не сумел бы одолеть Германию. Дескать, если б в июле 1941 года Рузвельт не ввел нефтяное эмбарго против Стране восходящего солнца, та напала бы на СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в осеннюю пору 1941 года. Если б под Москвой не возникли английские танки, а в русских окопах не начали есть тушенку «2-ой фронт» – то не удалось бы удержать столицу.

А все эти грузы перевозились от Мурманска к фронту южноамериканскими паровозами. Говорят, что даже Сталин на Тегеранской конференции признал: без союзной помощи он проиграл бы войну. Так ли все это? Что было бы с СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) без западной помощи в войне? И, что наиболее принципиально, что было бы с Западом без русской помощи? Попробуем разобраться.

«Шерман» и Т-34 в Австрии

Русские танкисты посреди горных курортов Австрии. Слева танк «Шерман» южноамериканского производства. Невзирая на наиболее слабенькую пушку, чем у примыкающего Т-34-85, он в целом был полностью сравним с ним – и в Красноватой Армии его оценивали достаточно высоко / ©Reddit.com

Вопросец о том, победил ли СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) Германию в главном сам либо не сумел бы создать это без западной помощи, обычно получает два обратных ответа. В Стране Советов утверждали: союзные поставки не превысили 4% русских военных усилий. Правда, это было не полностью информативно: а вдруг конкретно без этих 4% мы бы не смогли выиграть войну, ведь она как бы велась с полным напряжением сил? Вне СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) – с подачи самого Сталина – гласили принципно другое: без ленд-лиза, без западной помощи, наша страна проиграла бы войну. Так какая из этих точек зрения верна по сути?

Содержание
  1. «Без нефтяного эмбарго Рузвельта Москва бы не устояла» — вот лишь за сиим эмбарго стоял не Рузвельт, а Москва
  2. Постсоветская ревизия значимости ленд-лиза
  3. Как важными были союзные поставки танков и самолетов?
  4. Америкосы дали СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) порох и взрывчатку?
  5. И сделали вероятным существование русского авиапрома?
  6. Красноватая армия не смогла бы вести войну без ленд-лизовского бензина?
  7. А что с грузовиками?
  8. «Функционирование русского жд транспорта было бы нереально без ленд-лиза»
  9. Тушенка и другое продовольствие: то, без что СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) не сумел бы выжить?
  10. Как же быть с тем, что сам Сталин признал: «без ленд-лиза мы бы проиграли»?
  11. Как можно оценить общую роль ленд-лиза во 2-ой мировой войне?
  12. Почему так живуч миф «без ленд-лиза СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) не одолел бы»?

«Без нефтяного эмбарго Рузвельта Москва бы не устояла» — вот лишь за сиим эмбарго стоял не Рузвельт, а Москва

Всераспространенная мысль говорит: без давления со стороны США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) с лета 1941 года Япония напала бы на СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в том же году. Вынесла бы Красноватая армия сразу и битву за Москву, и войну на Далеком Востоке?

Что ж, в 1941 году Штаты вправду объявили Стране восходящего солнца фактическое нефтяное эмбарго. Без нефти островная империя лишилась бы способности защищаться: ее флот добивался нефтепродуктов. Потому на самом деле такое эмбарго было объявлением войны, хотя сами америкосы этого не соображали.

Карикатура четко улавливает суть: американское нефтяное эмбарго сделало войну с Японией неизбежной  / ©Wikimedia Commons

Насмешка верно улавливает сущность: южноамериканское нефтяное эмбарго сделало войну с Японией неминуемой / ©Wikimedia Commons

Будучи не в состоянии осознать японскую культуру, они считали, что эмбарго – действенное средство вынудить Японию созодать во наружной политике то, что решат США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). От этого они ввели его со размеренной душой. К озари 1941 года нефть в припасах Стране восходящего солнца свалилась до уровня, который принудил Токио дать приказ о ударе по южноамериканскому флоту в Перл-Харборе.

На сей день недозволено достоверно сказать, напала бы Япония на СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в осеннюю пору 1941 года без того нефтяного эмбарго либо нет. Дело в том, что в 1939-м японские Вооруженные силы под Халхин-Нагом были окружены и уничтожены Красноватой армией, и на тот момент это было самым томным поражением императорской Стране восходящего солнца за всю ее историю. Может быть, этот урок приостановил бы Токио от нападения даже без южноамериканского эмбарго.

Но есть кое-что наиболее принципиальное: само это эмбарго, как и втягивание США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в войну с Японией, с высочайшей вероятностью является плодом операции русской разведки.

Все дело в том, что уже в 1940 году русские лазутчики Виталий Павлов и Исхак Ахмеров задумались: надвигается война с Германией, вроде бы создать так, чтоб Япония не представляла наиболее опасности для СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии)? Самым логичным было бы сделать такую напряженность меж японцами и янки, которая всасывала бы все силы Токио.

Глава русской наружной разведки Павел Фитин довел их идею до Берии, и тот отреагировал стремительно: «На данный момент же готовь всё нужное и храни все, что соединено с операцией, в полнейшей тайне. Опосля операции ты [Павлов], Ахмеров, и Павел Михайлович [Фитин] должны запамятовать всё и навечно. Никаких следов её ни в которых делах не обязано остаться». Как это нередко бывает, следы операции «Снег» все таки остались.

Сущность ее была ординарна: через Гарри Уайта, сотрудника министерства денег США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) (разоблачен как русский агент уже опосля войны), южноамериканскому управлению подбросили идея о том, что Япония критически уязвима в ввезенной нефти, и это может стать рычагом давления на нее. Типо с помощью нефтяного эмбарго можно вынудить Токио вывести свои войска из Китая и Индокитая.

В южноамериканском руководстве тогда и не было обычных профессионалов по незападным цивилизациям. Потому там никто не выудил основную идею, которую заложили в акцию русские создатели «Снега»: жители страны восходящего солнца той поры просто не могли уступить под давлением, поэтому что это означало бы для их страны утрату лица. Потому они и предпочли драться, даже если перспективы выигрыша войны для их очень туманны.

Один из американских линкоров тонет после японского удара по Перл-Харбору / ©Wikimedia Commons

Один из американских линкоров утопает опосля японского удара по Перл-Харбору / ©Wikimedia Commons

Вывод: может, мы и не знаем, напала бы Япония на СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в осеннюю пору 1941 года без южноамериканского нефтяного эмбарго. Но мы буквально знаем, благодаря кому нам даже нет смысла думать над сиим вопросцем. Жители страны восходящего солнца, в ответ на нефтяной шантаж, напали на США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) по плану русских властей. Уже опосля этого Германия объявила США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) войну. И, таковым образом, перевоплощение Вашингтона в союзника Москвы случилось не столько {само по себе}, сколько усилиями той же Москвы.

Да, недозволено вослед за южноамериканскими описаниями данной истории утверждать: «Уайт отдал нам Перл-Харбор». США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) могли налепить тех же внешнеполитических ошибок и без русской помощи. Но вот то, что сама эта помощь была – совсем непременно.

На этом вопросец «мог ли СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) выдержать в 1941 году без южноамериканского давления на Японию» можно закрывать.

Постсоветская ревизия значимости ленд-лиза

Отлично, может быть, Москва не смогла бы воевать без ленд-лиза?

В 1994 году кандидат исторический наук Б.В. Соколов выпустил в Journal of the Slavic Military Studies статью, в какой предложил принципно новейшую картину роли западной помощи Русскому Союзу. Сущность ее в одной фразе: «без содействия Великобритании и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) не мог бы воевать против Германии».

Как он пришел к этому нежданному выводу? Соколов брал числа ленд-лиза за весь период Величавой Российскей войны и сравнил их с выпуском русской индустрии за этот же период. В итоге у него вышел ряд уникальных тезисов, которые стоит разобрать по пт ниже.

Значимость их далековато выходит за рамки статьи 1994 года: взоры Соколова на ленд-лиз за эти годы распространились весьма обширно, и конкретно на их базирована даже статья «Ленд-лиз» в российской Википедии. При всей тривиальной ненадежности сетевой опенсорсной энциклопедии как источника, она оказывает большущее воздействие на взоры масс – ведь никаких остальных энциклопедий такового размаха и доступности нет и ориентироваться большинству больше не на что. Конкретно потому критичный разбор тезисов Соколова как и раньше животрепещущ и в 2021 году.

Как важными были союзные поставки танков и самолетов?

По ленд-лизу было поставлено ~17 тыщ боевых самолетов и 12,2 тыщи танков и самоходок (часть – опосля мая 1945 года). Эти числа кажутся весьма большенными, из-за что само собой складывается мировоззрение о безизбежно большенный роли этих поставок в войне.

Английский танк «Матильда», всего в СССР их поставили 1084 штуки. По массе был равен среднему Т-34. Для 1941 года его броня была малоуязвима для огня немецких танков и противотанковых пушек, но уже в первой половине 1942 года (на фото) ситуация изменилась. 40-мм пушка была откровенно слабой и плохо поражала броню немецких средних танков с того же времени / ©Wikimedia Commons

Британский танк «Матильда», всего в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) их поставили 1084 штуки. По массе был равен среднему Т-34. Для 1941 года его броня была малоуязвима для огня германских танков и противотанковых пушек, но уже в первой половине 1942 года (на фото) ситуация поменялась. 40-мм пушка была откровенно слабенькой и плохо поражала броню германских средних танков с такого же времени / ©Wikimedia Commons

Но это мировоззрение основано на недостающем знании настоящей ситуации с авиационной и танковой техникой в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии). Дело в том, что в остром виде нехватка танков могла ощущаться СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) лишь в осеннюю пору 1941 года – в период эвакуации почти всех заводов. Но до конца 1941 года в нашу страну успели прибыть лишь 466 ленд-лизовских танков (в главном – легких). Воздействовали ли они на обстановку, если учитывать, что 1-ые 20 из их прибыли на фронт не ранее ноября 1941 года? Если посмотреть на таблицу ниже, то вопросец становится риторическим.

Количество военной техники в действующей армии и в стране в целом. Легко видеть, что за исключением начала войны основная часть танков и боевых самолетов находилась в тылу / ©Г.Ф.Кривошеев. Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил, М., 2001.

Количество военной техники в работающей армии и в стране в целом. Просто созидать, что кроме начала войны основная часть танков и боевых самолетов находилась в тылу / ©Г.Ф.Кривошеев. Наша родина и СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в войнах XX века: Утраты вооруженных сил, М., 2001.

Уже к Сталинградской и даже концу Столичной битвы у Красноватой армии не было заморочек с количеством танков. К примеру, на 1 января 1943 года Москва располагала 20,6 тыщи боевыми танками. По ленд-лизу к этому моменту СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) получил четыре тыщи танков. Что было бы, если бы их не было? Правильно, резервы составили бы не 12, а восемь тыщ таковых машин. То все есть еще могли быть равны числу танков на фронте, в работающих частях Красноватой армии. Не все ли равно, 12 либо восемь тыщ танков «киснут» у вас в глубочайшем тылу?

Таковая же ситуация была и с авиацией: боевых самолетов у Кремля на 1 января 1943 года было 21,9 тыщи, а на фронте из их – только 12,3 тыщи. Даже если отнять все приобретенные на тот момент по ленд-лизу самолеты, то их число в тылу, в резервах, все равно осталось бы значимым.

Почему так? Ответ весьма прост: ведут войну не танки и самолеты, а сидящие в их люди. Вещественных ресурсов в стране быть может много, но без людей, способных их водить, танки – это просто металлолом. Летчик, не умеющий летать, просто разобьется при высадке – но не сумеет сбить неприятеля. Естественно, бывали и оборотные ситуации, когда танк с сборочного потока уходил прямо на фронт. Но только там, где рядом есть живы обученные танкисты, потерявшие свои танки, и не желающие длительно ожидать прибытия новейших из дальнего тыла.

READ
Космодром предыдущей цивилизации? Старая Крепость. Кузнецкие Алатау.

Американский танк «М3 средний». По ленд-лизу СССР получил 1386 из них. У относительно короткоствольной 76-мм пушки справа был ограниченный сектор обстрела, а 37-мм пушка в верхней башне имела слабую бронепробиваемость. Гладкие, за счет обрезинивания, гусеницы плохо показали себя на гололеде / ©Wikimedia Commons

Южноамериканский танк «М3 средний». По ленд-лизу СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) получил 1386 из их. У относительно короткоствольной 76-мм пушки справа был ограниченный сектор обстрела, а 37-мм пушка в верхней башне имела слабенькую бронепробиваемость. Гладкие, за счет обрезинивания, гусеницы плохо проявили себя на гололеде / ©Wikimedia Commons

К озари 1941 года русские войска понесли громкие утраты, в главном лишившие их кадров, имевшихся к началу войны. Конкретно потому танков и самолетов в тылу было так больше, чем на фронте. Необходимо было сначала обучить новейшие кадры их эксплуатировать – и только позже выпускать технику на фронт.

Потому количество выпущенных индустрией боевых машин ни у нас, ни в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) никогда не было равно количеству тех же боевых машин на фронте. Обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками) постоянно занимает куда больше времени, чем создание техники. На 1 января 1944 года – снова в разгар большого зимнего пришествия – на фронте у СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) было всего 5,8 тыщи танков – а в тылу еще 18,6 тыщи. Самолетов в работающей армии было 13,4 – а в тылу еще 19,1 тыщи. Как мы лицезреем, недостаток танков и самолетов уже давным-давно не стоял на повестке денька.

Советские танкисты на американских легких танках М3 ведут (?) огонь по немецким самолетам. Если кадр не постановочный, то его смысл не совсем ясен: на переднем плане стреляют из американского пистолета-пулемета, низкая баллистика которого делает стрельбу даже по низколетящему самолету не вполне осмысленной. Шлемофоны необычной формы – из того же американского комплекта танка, что и ПП / ©Wikimedia Commons

Русские танкисты на американских легких танках М3 ведут (?) огнь по германским самолетам. Если кадр не постановочный, то его смысл не совершенно ясен: на фронтальном плане стреляют из южноамериканского пистолета-пулемета, низкая баллистика которого делает стрельбу даже по низколетящему самолету не полностью осмысленной. Шлемофоны необыкновенной формы – из такого же южноамериканского набора танка, что и ПП / ©Wikimedia Commons

К концу войны с Германией в тылу оставалось 27,1 тыщи танков и самоходок – и только 8,1 тыщи были на фронте. 25 тыщ боевых самолетов находились в тылу и 22,3 тыщи – на фронте. Москва и вела, и окончила войну, повсевременно имея воистину большие резервы техники всех видов.

Если из русских резервов танков и самолетов на всякую дату войны отнять все поставки по ленд-лизу, эти резервы все еще останутся значительными. К примеру, если б в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) совершенно не поставили ни 1-го союзного самолета – то к концу войны у него в резерве было не 25 тыщ боевых самолетов, а приблизительно 8 тыщ. Если б не поставлялись танки – то в резерве у СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) было 20 тыщ машин. Непременно, этих резервов было довольно, чтоб окончить войну на чужой местности и без авиабронетанкового ленд-лиза.

Встает вопросец: для чего тогда мы заказывали эту технику у союзников? Мы думаем, ответ на него станет ясен читателю чуток позднее.

Пока же добавим: предпосылкой, по которой Москва так желала получить побольше западных танков и самолетов, не связана с их наиболее высочайшим качеством, о котором время от времени пишут в пользующейся популярностью литературе.

P-63 Kingcobra, был лучшим истребителем, который СССР получил по ленд-лизу. Каждый седьмой импортный самолет был именно этой модели. Но для боев с Германией его не использовали: в Кремле ему наметили совсем другие цели / ©Wikimedia Commons

P-63 Kingcobra, был наилучшим истребителем, который СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) получил по ленд-лизу. Любой седьмой ввезенный самолет был конкретно данной модели. Но для боев с Германией его не употребляли: в Кремле ему наметили совершенно остальные цели / ©Wikimedia Commons

Во-1-х, не совершенно ясно, было ли это свойство беспристрастно выше. Живучесть самого массового ленд-лизовского истребителя, «аэрокобры», по данным Генштаба Красноватой армии была ниже, чем у И-16 и даже И-153 – выпущенных еще до войны. И очень схожей с живучестью русских истребителей новейших типов (а ее тяжело признать удовлетворительной).

Во-2-х, значимая часть прибывших во время войны самолетов союзников ни на какой фронт войны с Германией совершенно не попала. P-63 Kingcobra – самый продвинутый истребитель западного производства, попавший в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в приметных количествах – начал поступать в нашу страну еще в первой половине 1944 года, вот лишь не в войска. Их направляли в… части ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) больших городов. Лишне гласить, что германские бомбовые удары русским городкам в крайние месяцы войны не грозили. Выходит, 2,4 тыщи наилучших ленд-лизовских истребителей необходимы были Москве совершенно не для войны с Германией.

Америкосы дали СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) порох и взрывчатку?

Соколов цитирует маршала Жукова, в послевоенных беседах с Симоновым утверждавшего: «Мы могли быть в томном положении без американских порохов, мы не смогли бы выпускать такое количество боеприпасов, которое нам было нужно».

В принципе, звучит разумно: толуол тогда получали коксованием угля, и с потерей Украины Москва лишалась основного источника не только лишь угля, да и толуола, без которого не создать тротил. При всей весомости свидетельства ясно, что Жуков в годы войны военной индустрией не занимался, знал о ней понаслышке, отчего его слова нуждаются в проверке.

В конце 1941 года Жуков командовал Западным фронтом, где столкнулся с нехваткой снарядов. Но было и то, чего Жуков, из-за общей атмосферы секретности, не знал: на 1 января 1942 года у РККА было сорок миллионов снарядов и артмин: их нехватка на Западном фронте была вызвана трудностями незапланированной доставки, а не общим дефицитом. Быть может, именно отсюда его преувеличенные представления о трудностях с ВВ и порохом? / ©Wikimedia Commons

В конце 1941 года Жуков командовал Западным фронтом, где столкнулся с нехваткой снарядов. Но было и то, что Жуков, из-за общей атмосферы секретности, не знал: на 1 января 1942 года у РККА было 40 миллионов снарядов и артмин: их нехватка на Западном фронте была вызвана трудностями незапланированной доставки, а не общим недостатком. Может быть, конкретно отсюда его гиперболизированные представления о трудностях с ВВ (то есть внутренние войска) и порохом? / ©Wikimedia Commons

Соколов и пробует проверить их. Он оценивает создание взрывчатки и порохов в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) за 1941-1945 годы в 600 тыщ тонн, а поставки из-за рубежа – приблизительно в 300 тыщ тонн. (Настоящие числа были выше: если учитывать сырье для ВВ (то есть внутренние войска), по ленд-лизу прибыло приблизительно 0,45 миллионов тонн, в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) выпущено  0,9 миллиона тонн). Выходит, третья часть взрывчатки и порохов у Красноватой армии были ввезенными.

Могла ли страна выиграть войну без их? Вопросец кажется риторическим (без взрывчатки и пороха не повоюешь)… но лишь пока мы не приглядимся к деталям.

Дело в том, что русский ВПК в годы войны отдал армии 775,6 миллиона снарядов и артиллерийских мин. Также 21,4 млрд патронов и 1,15 миллиона тонн авиабомб. Но израсходовать армия смогла лишь 427 миллионов снарядов и артмин, 17 млрд патронов – и лишь 0,7 миллиона тонн бомб. Другие обыденно оказались на складе.

Не стоит забывать, что на начало войны РККА имела 7,6 млрд патронов и 88 миллионов снарядов и артмин. Другими словами, настоящие припасы к концу войны были даже больше, чем кажется опосля вычитания расхода боеприпасов из общих поставок за время войны.

К 1945 году СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) имел в припасе практически столько же снарядов, сколько издержал в ее ходе – так, как будто готовился повести еще одну Вторую мировую. Бомб на складах было две третьих от того, что уже израсходовали за войну – на два года очередной Величавой Российскей. Создание патронов также превысило их расход на несколько млрд – и «избытка» хватало еще на один год мировой войны. Припасы боеприпасов, имевшиеся у Сталина концу войны, были большими по хоть каким меркам.

Понижение количества доступных порохов и взрывчатки на третья часть означало бы – если исключить адаптационные меры русской стороны – такое же понижение выпуска боеприпасов. Да и в этом случае их хватило бы, чтоб окончить войну. Просто припасы в ее конце могли быть гораздо меньше, на месяцы, а не годы боевых действий.

Раздельно поясним, что мы имеем в виду под «адаптационными мероприятиями». Дело в том, что СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в смысле боеприпасов воевала как очень богатая страна. Исходя из убеждений военной экономики реактивные снаряды тех пор – роскошь. Они требуют много порохов высшего свойства, и потому их стоимость в разы больше, чем у обыденных снарядов той эры. Вприбавок, их кучность тогда много меньше, чем сейчас, отчего практическая полезность таковых боеприпасов была не постоянно высочайшей. Меж тем Красноватая Армия получила их в огромных количествах. В критериях недостатка взрывчатки и порохов реактивные снаряды просто никто не стал бы выпускать.

Иной пример «размашистости» Красноватой армии и обеспечивавшей ее военной экономики – авиабомбы. Основная масса русских авиабомб была представлена фугасными (100 и 250 кг). Минимум третья часть массы таковой бомбы – это взрывчатка. При взрыве она так очень дробила корпус бомбы, что от него оставалась железная пыль – и практически никаких осколков. В критериях фронта намного практичнее осколочные бомбы. Обычные бомбы такового рода по массе лишь на 10% состоят из взрывчатки – другие 90% приходятся на сплав.

Подготовка бомб ФАБ-100 к боевому вылету. Несмотря на неважную эффективность, именно они (вместе с ФАБ-250) стали главными бомбами советских ВВС: их взрывы с высоты выглядели эффектно, а осматривать поражение целей на земле летчикам в годы войны часто было недосуг / ©stavmuseum.ru

Подготовка бомб ФАБ-100 к боевому вылету. Невзирая на неважную эффективность, конкретно они (вкупе с ФАБ-250) стали главными бомбами русских ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов): их взрывы с высоты выглядели красиво, а осматривать поражение целей на земле летчикам в годы войны нередко было недосуг / ©stavmuseum.ru

Полностью все участники Величавой Российскей и предыдущих ей войн отмечают: осколочные бомбы были намного эффективнее ФАБ. Еще опосля войны в Испании летчики отмечали: «От 100- и 50-килограммовых [фугасных] бомб воспоминание неважное. Мы весьма много кидали, но напрасно. Воронки глубочайшие получаются, а всё стоит на месте… Четыре [осколочные] бомбы (10 кг) сделали больше дела, чем все другие [фугасные]».

В 1942 году авиаспециалисты даже давали снять с вооружения ФАБ-100 из-за малого радиуса поражения ими – из-за низкой осколочности. Но в горячке военных действий ранее так и не дошли руки. Разумеется, что будь в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) длительный недостаток взрывчатки, выпуск ФАБ-100 там не шел бы. Одна лишь подмена фугасных авиабомб на осколочные могла сберечь СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) существенно больше 100 тыщ тонн взрывчатки. Другими словами адаптационные меры могли бы решить кризис с ВВ (то есть внутренние войска), даже если б русское управление все еще желало бросить аномально огромные припасы к концу войны.

Осколочная авиабомба АО-10-6,5-сч при весе 6,5 килограмма содержала не более 700 граммов взрывчатки, но имела диаметр зоны сплошного поражения более 36 метров / ©russianarms.ru

Осколочная авиабомба АО-10-6,5-сч при весе 6,5 килограмма содержала не наиболее 700 граммов взрывчатки, но имела поперечник зоны сплошного поражения наиболее 36 метров / ©russianarms.ru

Возникает вопросец: а для чего разоренной войной стране создавать такое большущее количество так и не нужных боеприпасов? И ради что тогда Москва импортировала столько взрывчатки и порохов из западных государств?

Ответ на этот вопросец прост и неприятен: СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) с 1940 года знал о планах Великобритании и Франции (и, в конце войны, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)) нанести удары по СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии). В весеннюю пору 1945-го западные союзники разработали план нападения на русские войска в Европе. При этом этот план предугадывал вербование германских войск на стороне британцев и янки (подробнее мы писали о этом тут).

Просто осознать, почему Сталин предпочитал иметь очень большие припасы снарядов и бомб. Очевидно, в таковой ситуации логичнее заказывать в этих странах как можно больше взрывчатки и пороха, упрощая для себя вероятный будущий конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия).

READ
Нашли допотопный мост

К счастью, западные планировщики в весеннюю пору 1945 года сделали вывод, что военная победа над СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в Европе смотрится непонятной, потому вся эта предусмотрительность не пригодилась.

И сделали вероятным существование русского авиапрома?

Схожая история у историка Соколова повторяется и с самолетами. Он утверждает: «Количество алюминия, поступившее для нужд русской экономики [в период войны], – около 591 тыс. т делает совсем мистическими официальные данные о производстве самолетов в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии)… Русский Альянс как будто бы произвел …112,1 тыс. боевых самолетов». Соколов показывает на то, что Германия получила 1,7 миллионов тонн алюминия, но сделала наименее 85 тыщ самолетов.

Для Соколова разумеется: раз немцы делали один самолет на 20 тонн алюминия, то уж российские, понятное дело, никак не были в состоянии сделать по одному самолету всего на 5 тонн алюминия. Он так и пишет: «Совсем таинственным остается, как русская индустрия, располагая практически в три раза наименьшими ресурсами алюминия, смогла произвести в 1,3 раза больше боевых самолетов, чем Германия».

Перед нами пример сурового непонимания настоящей военной техники. Даже так именуемые «цельнометаллические» самолеты состоят далековато не только лишь из алюминия: в их моторах, коробки, шасси и лонжеронах много стали. А в критериях 2-ой мировой почти всех их детали делают к тому же из фанеры либо полотна. В случае Ил-2 – к тому же обшивка кабины изготовлена из бронестали. По 5 тонн алюминия требовалось разве что на двухмоторный бомбовоз типа Пе-2 либо Ту-2 – а подавляющее большая часть русских боевых самолетов было одномоторными и не цельнометаллическими (от Ил-2 до Ла-5/7).

Плакат военного времени / ©pikabu.ru

Плакат военного времени / ©pikabu.ru

Если б Соколов уделил внимание реальному техническому лику самолетов 2-ой мировой, то просто сообразил бы это сам. К слову, упустил он и тот момент, что большущее количество алюминия Германия во время войны пустила совсем не на создание боевых самолетов. Реальное количество алюминия в общей массе выпущенных в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) за войну боевых самолетов было порядка четверти миллиона тонн – либо столько же, сколько, по утверждениям самого Соколова и произвели в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) без учета поставок по ленд-лизу.

По-настоящему дефицитен алюминий в нашей стране был конкретно в 1-ый год войны. И, на 1-ый взор, даже тяжело осознать, для чего Москва заказывала его у союзников в таковых количествах опосля 1943 года. Но если мы вспомним про полностью настоящую опасность войны с США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Великобританией (с остатками вермахта на их стороне) в 1945 году, то вопросец «для чего Сталину столько алюминия» может прозвучать существенно наименее таинственно.

Из-за «дюралевой загадки» Соколов решил, что «русское создание самолетов в годы войны завышено минимум вдвое» и было, таковым образом, не наиболее 56 тыщ. Исходя из этого, утверждает историк, «толика западных поставок по боевым самолетам [17 тысяч получено по ленд-лизу] составит не 15%, как обычно числилось, а около 30%».

Если б историк уделил внимание тому факту, что средний русский самолет никак не добивался 5 тонн алюминия, то, пожалуй, ему не было нужды так очень подгонять реальностью под свои идеи.

Красноватая армия не смогла бы вести войну без ленд-лизовского бензина?

Итак, со взрывчаткой, порохами и алюминием мы разобрались. Но у Соколова наготове последующий тезис: половина авиабензина Красноватой армии поступила из-за рубежа.

Как он приходит к этому необыкновенному заключению? Соколов согласен, что СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в 1941-1945 году произвел 5,5 миллиона тонн авиабензина. Но, утверждает он, поставки авиабензина и светлых бензиновых фракций нефти из США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) составили 2,6 миллиона тонн. И, типо, «ввезенный авиабензин и светлые бензиновые фракции использовались практически только для смешивания с русскими авиабензинами…»

Английский легкий танк «Валентайн», самый удачный танк этого класса во Второй мировой. В СССР их отправили 3782, но прибыли только 3332. Еще 450 было потоплено вместе с их транспортами /©Wikimedia Commons

Британский легкий танк «Валентайн», самый успешный танк этого класса во 2-ой мировой. В СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) их выслали 3782, но прибыли лишь 3332. Еще 450 было потоплено вкупе с их транспортами /©Wikimedia Commons

Другими словами из русских 5,5 миллиона тонн, по его мысли, нужно отнять 2,6 ленд-лизовских. Почему это не так? В главном поэтому, что Соколов запамятовал: СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) получил от союзников 18 тыщ самолетов, огромное число которых было двухмоторных. А моторы западного производства на русском бензине нормально работать не могли, ибо его октановое число было ниже.

Другими словами, только наименее трети авиабензина, доступного СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), вправду происходило или впрямую из ленд-лизовского бензина, или из ленд-лизовских же светлых бензиновых фракций.

Раздельно заметим: если сначала войны в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) вправду наблюдался недостаток авиабензинов (правда, и тогда завезенные из других стран поставки были малы), то во 2-ой половине войны его не было. Это ярко подтверждает большущее количество патрулирующих авиавылетов во 2-ой половине войны, когда противник очень изредка возникал в воздухе — а наличие радаров делало патрулирование не весьма необходимым.

О том же молвят и числа употребления авиабензина русскими ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов): за всегда войны они далековато не достигнули и 2-ух миллионов тонн.

Любопытно, что «бензиновый» тезис Соколова, как и некие остальные, был некритично воспринят почти всеми и до сего времени обильно цитируется. Российская Википедия, ссылаясь на BBC, даже докладывает: «США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) поставили 2 млн. 13 тыс. тонн авиабензина (вкупе с союзниками — 2 млн. 586 тыс. тонн) — практически 2/3 горючего, использованного за годы войны русской авиацией».

Как мы проявили выше – это тяжелейшая ошибка. Наименее трети русского авиабензина составлял ленд-лизовский. И весьма значимая его часть уходила на завезенные из других стран же самолеты, к которым в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) было бы очень трудно произвести требуемый их моторами бензин.

А что с грузовиками?

Обычно огромное значение в литературе уделяют поставкам автотехники по ленд-лизу. Они вправду приметны: 427 тыщ каров. Потому на 1 мая 1945 года 32,8% всех машин в РККА были ленд-лизовскими, 58,1% – русскими и 9,1% – трофейными.

Северо-запад Ирана, март 1943 года. «Студебеккеры» везут ленд-лизовские грузы в СССР через горы. Именно эта машина стала самым массовым тяжелым грузовиком, поставлявшимся по ленд-лизу / ©Wikimedia Commons

Северо-запад Ирана, март 1943 года. «Студебеккеры» везут ленд-лизовские грузы в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) через горы. Конкретно эта машинка стала самым массовым томным грузовиком, поставлявшимся по ленд-лизу / ©Wikimedia Commons

Но стоит напомнить: подавляющее большая часть этих машин было поставлено в 1943-1945 годах, уже опосля того, как русские войска внушительно проявили способность к активным маневренным операциям против вермахта. Как метко подмечает английский историк Ричард Овери:

«Ко времени Сталинграда лишь 5% русского автопарка было ввезенным по происхождению»

Больше половины всех ленд-лизовских каров поступило в нашу страну в крайний год войны. Потому очень непонятна мысль, что без этого транспорта она не могла бы выиграть войну.

«Функционирование русского жд транспорта было бы нереально без ленд-лиза»

Эта цитата из Соколова также нередко повторяется последнюю четверть века и обусловлена не наиболее, чем другие его тезисы, разобранные выше. Чтоб придти к этому заключению, он берет количество поставленных в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) из США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) рельсов (622 тыщи тонн) и локомотивов (1977 штук) и ассоциирует их с созданием в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в годы войны. У него выходит, что практически половина новейших рельсов тогда была представлена ввезенными, а посреди паровозов совершенно большая часть поступили по ленд-лизу.

Один из паровозов серии Е, поставлявшийся в Россию из США в Первую и Вторую мировые войны  / ©Wikimedia Commons

Один из паровозов серии Е, поставлявшийся в Россию из США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в Первую и Вторую мировые войны / ©Wikimedia Commons

Как досадно бы это не звучало, при всей верности этих цифр, они никак не обосновывают тезиса Соколова «функционирование русского жд транспорта было бы нереально без ленд-лиза». Все дело в том, что во время войны создание паровозов и рельсов не особо необходимо: общий размер перевозок резко сокращается, в силу сворачивания мирных секторов экономики. Со почти всех оставшихся невостребованными стальных дорог в годы войны собирали рельсы и употребляли их для починки пострадавших путей в зоне активных боев.

Строго говоря, поставки ленд-лизовских рельсов для нужд самой войны с Германией были сверхизбыточны. Отлично понятно, что «за время войны жд войска выстроили 9 845 км новейших стальных дорог широкой колеи. При всем этом заготовка и мобилизация местных ресурсов [то есть снятие рельс и шпал с неиспользуемых в военное время местных дорог – N.S.] достигала 60-85% общего размера израсходованных материалов. Из… 25 710 км рельсов 21 682 км (84,4%) изыскано войсками на месте».

Метр рельса в ту пору весил 50 кг, а на металлическую дорогу их кладут в два ряда. 622 тыщи тонн ленд-лизовских рельсов, таковым образом, хватило бы на 6222 километра новейших стальных дорог в одноколейном (обычном) исчислении. На практике вновь уложенных рельсов было потрачено меньше, чем импортировано. А ведь еще 0,7 миллиона тонн рельсов за годы войны произвела и русская индустрия.

Выходит, приблизительно полмиллиона тонн сравнимо новейших рельсов у СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) было в резерве. Применять их до конца удалось уже очень опосля войны. Для что? Думаем, читатель уже сообразил, для чего Москве были бы необходимы припасы такового рода.

Наиболее того: к войне СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) подошел с неким излишком подвижного состава. Дело в том, что в 1939-1940 годах во время присоединения Прибалтики, занятия Западной Украины и Белоруссии он захватил 7,8 тыщи трофейных паровозов – другими словами в четыре раза больше, чем получил по ленд-лизу. Потому всего паровозов перед войной было больше 27,9 тыщи – либо в 14 раз больше, чем поставлено по ленд-лизу.

Утраты паровозов в войне были весьма умеренными: покоробленных — 1990 российских и 1318 трофейных (почти все из их уже захватывались покоробленными). Но все, не считая 251 штуки, удалось вернуть опосля ремонта – другими словами, в итоге войны конкретно паровозный парк даже возрос

Наиболее чем разумеется, что русские стальные дороги полностью выжили бы и без ленд-лиза.

В то же время недозволено опровергать, что скопление припаса паровозов поближе к концу войны приметно увеличивало стратегическую устойчивость СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) на вариант войны с его союзниками. В этом смысле заказ паровозов по ленд-лизу был шагом полностью оправданным: имея дело с западными государствами, Сталин на своей шкуре успел почувствовать, что вчерашний союзник в мгновение ока может оказаться нынешним противником.

Тушенка и другое продовольствие: то, без что СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) не сумел бы выжить?

Обширно понятно, что по ленд-лизу было поставлено много продовольствия, которое значительно посодействовало нашей стране в военное время. Но вот вопросец: сколько и когда конкретно оно поступило?

Согласно официальным данным, всего в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) попало чуток наименее 4,5 миллиона тонн продовольствия – либо приблизительно по 6 кг на его обитателя за 1941-1945 годы. Не наименее 10% этого продовольствия – как и ленд-лиза в целом – поступило к нам уже опосля окончания Величавой Российскей войны. Потому воздействовать на ее ход и финал эти поставки не могли.

READ
Реальная история Северной Африки и “арабского завоевания”

Часть продовольственного ленд-лиза / ©novate.ru

Часть продовольственного ленд-лиза / ©novate.ru

Всего за время 2-ой мировой западные продовольственные поставки в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) составили приблизительно 18,6 гр на человека в день. Вопреки устоявшимся представлениям, основная часть продовольственного ленд-лиза не была тушенкой: на мясные консервы пришлось лишь 664,6 тыщи тонн либо порядка 2,75 гр в день на 1-го русского гражданина в период войны. Для периода Величавой Российскей эта цифра ниже: ведь наиболее 10% ленд-лиза пришло уже опосля ее конца.

Да, приметная часть этого продовольствия шла в армию, а не гражданам в целом. Потому там масса той же тушенки на душу была выше 2,75 гр в день. Но нужно осознавать, что твердая плановая экономика СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) без западных поставок полностью смогла бы перераспределить пищевые ресурсы в пользу армии. Потому сопоставление продовольственного импорта со средними цифрами употребления продовольствия по стране гласит о роли «второго фронта» все таки больше, чем хоть какое другое сравнение.

В СССР по ленд-лизу поступило 15 миллионов пар армейских ботинок. Но, во-первых, подавляющее большинство – уже во второй половине войны, и, во-вторых, из опубликованных источников даже неизвестно, какая их часть в самом деле поступила на фронт, а какая осела на складах в ожидании совсем другого конфликта / ©novate.ru

В СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) по ленд-лизу поступило 15 миллионов пар армейских башмак. Но, во-1-х, подавляющее большая часть – уже во 2-ой половине войны, и, во-2-х, из размещенных источников даже непонятно, какая их часть по правде поступила на фронт, а какая осела на складах в ожидании совершенно другого конфликта / ©novate.ru

Можно спорить о том, сколько непосредственно продовольствия получали обитатели нашей страны в годы войны. Благо, полной статистики такового рода, очевидно, нет (ни личные подсобные хозяйства, ни колхозные рынки корректно не учитывать). Но разумеется, что из местных источников питания русские граждане получали намного больше, чем 18,6 гр в день. Этот же Соколов полностью признает, что и мяса в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в годы войны произвели во много раз больше, чем пришло по ленд-лизу.

Как же быть с тем, что сам Сталин признал: «без ленд-лиза мы бы проиграли»?

30 ноября 1943 года на Тегеранской конференции английский генерал Алан Брук на деньке рождения Черчилля выступил с тостом. В нем он заявил, «что самые большие жертвы понесли британцы, что их утраты [в войне] превосходят утраты хоть какого другого народа, что Великобритания подольше и больше, остальных сражалась и больше сделала для победы. В зале наступила неудобная тишь».

Просто осознать, что Сталин навряд ли был согласен с схожими заявлениями. В пику англичанину он заявил: эта война – война машин, и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) поставляют их в большущих количествах. Дальше, согласно южноамериканским записям, он произнес: «Без использования этих машин средством ленд-лиза мы проиграли бы войну».

Почти все люди склонны созидать в этом доказательство Сталиным обрисованных выше мыслях: без ленд-лиза СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) был обречен. Для людей, опирающихся на факты, заявление русского вождя смотрится странновато. Отлично понятно, что основную часть ленд-лиза СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) получил уже опосля 30 ноября 1943 года. А из общих цифр ленд-лиза понятно, что русская сторона полностью могла довести войну до конца и без западных поставок.

И позже: проиграть СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) мог лишь в 1941-1942 годах, на которые пришлись наименее 2,8 миллиона тонн союзных поставок. Еще 13 миллионов тонн пришлось на 1943-1945 годы, когда перспектива проигрыша войны перед Москвой просто не стояла. Сталин не мог этого не знать – для чего же он дезинформирует союзников?

Для Сталина Тегеранская конференция была первым опытом одновременной и многосторонней дипломатической игры на одном поле. Несмотря на это, он вполне справился / ©Wikimedia Commons

Для Сталина Тегеранская конференция была первым опытом одновременной и многосторонней дипломатичной игры на одном поле. Невзирая на это, он полностью совладал / ©Wikimedia Commons

Попробуем ответить на этот вопросец исходя из узнаваемых фактов. Во-1-х, Макиавелли, также ряд остальных опытных манипуляторов прошедшего, были посреди читаемых (и комментируемых) Сталиным создателей его большой личной библиотеки. Во-2-х, из контекста – абсурдного выступления генерала Брука – мы лицезреем, что он мог привести в ярость Сталина. В-3-х, мы знаем, что русский фаворит был в курсе мыслях британских военных о ударах по СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) еще в 1940 году.

В конце концов, из рассекреченных на сей день цифровых данных разумеется, что Сталин в протяжении 2-ой половины войны создавал припасы стратегических материалов. Припасы, масштабы которых очень значительны, чтоб их можно было полностью применять в процессе Величавой Российскей войны.

В таковой ситуации разумно представить, что владелец Кремля пробовал, с одной стороны, вбить клин меж южноамериканскими и английскими союзниками. А с иной – показать США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), что их помощь все еще очень нужна СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), невзирая на то, что тот очевидно переломил ход войны на востоке.

Если он желал конкретно этого – то его стратегия отчасти сработало. До 30 ноября 1943 года, когда он сделал свое звучное заявление, из западного полушария в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) по ленд-лизу – за два года и 5 месяцев – выслали 6,95 миллиона тонн грузов. Опосля – за всего только год и 6 месяцев – уже 10,55 миллиона тонн.

Полное доверие дипломатичной лести – а тосты в честь зарубежных фаворитов изредка обходятся без такой – есть признак некой наивности. В особенности – если эту лесть произносит человек типа Сталина либо некий другой любитель Макиавелли.

Как можно оценить общую роль ленд-лиза во 2-ой мировой войне?

При СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) роль ленд-лиза в вещественном обеспечении Величавой Российскей войны оценивали в 4%. Опосля СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) – как решающую. Какой она была по сути?

В принципе, из текста выше это уже понятно. Всего по ленд-лизу нам выслали 17, 5 миллиона тонн грузов, из которых в мае-сентябре 1945 года – 1,79 миллиона тонн Эти 10,2% ленд-лиза на ход и финал Величавой Российскей уже не могли воздействовать. Другие ~15,7 миллиона тонн были бы применены в процессе войны. Но недозволено отыскать ни одной отрасли, где их отсутствие лишило бы СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) способности эту войну вести.

Лишь 9% от всех западных поставок военного времени отправили в СССР в первый год войны. За май-сентябрь 1945 года, таким образом, поставки были больше, чем за июнь 1941 – июнь 1942 годов / ©NS

Только 9% от всех западных поставок военного времени выслали в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в 1-ый год войны. За май-сентябрь 1945 года, таковым образом, поставки были больше, чем за июнь 1941 – июнь 1942 годов / ©NS

Чтоб в самом общем виде осознать ограниченность масштабов ленд-лиза, стоит сопоставить его с размерами грузов, обеспечивавшими работу русской экономики в годы войны. Скажем, стальные дороги страны лишь в 1943-1944 годах перевезли 647 миллионов тонн разных грузов – в 40 с излишним раз больше, чем пришло по ленд-лизу за всю войну. Общий размер погрузок (грузов, не пассажиров) лишь на стальных дорог за войну приблизительно в 100 раз затмил ленд-лизовские поставки.

Естественно, посреди тех было много сложных изделий, ценность которых выше, чем у угля либо металлических чушек, которые грузили на стальные дороги СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), чтоб доставить на электростанции и фабрики. Но по русским стальным дорогам перевозили не только лишь сырье. Потому да, ценность ленд-лиза, очевидно, не равна 1% от всех вещественных ресурсов, потребленных русской экономикой в годы войны. Но, точно, и решающей ее именовать никак недозволено. Тем наиболее, что подавляющее большая часть этих грузов прибыло к нам лишь во 2-ой половине войны.

«Додж», в Красной армии известный как «Додж 3/4» (то есть грузоподъемностью 0,75 тонны), выборгский участок фронта. Самый массовый легкий грузовик ленд-лиза. Кроме перевозки грузов, они часто буксировали 120-мм минометы или 57-мм орудия / ©Wikimedia Commons

«Додж», в Красноватой армии узнаваемый как «Додж 3/4» (другими словами грузоподъемностью 0,75 тонны), выборгский участок фронта. Самый массовый легкий грузовик ленд-лиза. Не считая перевозки грузов, они нередко буксировали 120-мм минометы либо 57-мм орудия / ©Wikimedia Commons

Быстрее всего, общий вклад ленд-лиза в способности русской экономики тех пор не выше 10%. Но он быть может выше, чем 4% – русской оценки ленд-лизовских поставок. Напомним, эти проценты вышли способом перевода баксовой цены ленд-лиза в рубли и сопоставления ее с общим русским созданием тех лет.

Очередной принципиальный момент в оценке данной помощи: значимая ее часть не была применена в процессе Величавой Российскей и, по всей видимости, скапливалась русским управлением на вариант войны со странами, которые и поставляли нам продукты и сырье по ленд-лизу.

Почему так живуч миф «без ленд-лиза СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) не одолел бы»?

Все озвученные выше числа полностью доступны и были доступны уже много годов назад. Откуда обилие оценок, повторяющих тезисы историка Соколова? И почему они с течением времени не только лишь не теряют, да и наращивают популярность? Как могут воспользоваться поддержкой идеи, очевидно не находящие никакой опоры в настоящих цифрах?

Более возможный ответ на этот вопросец такой: все дело в переносе людьми собственного восприятия современности на прошедшее. Почти все наши современники как и раньше мыслят известными фразами персонажей классика российской литературы 90-х. С их точки зрения страна, руководимая Москвой, никогда не могла быть другой, чем сейчас – другими словами, не полностью настоящей экономически и технологически. И, очевидно, в смысле интеллектуального потенциала как минимум ее управления.

Если кто-то мыслит в таковой парадигме, для него постоянно будет казаться одичавшей мысль, как будто правительство, населенное русскими, в принципе могло без помощи других выиграть мировую войну у наисильнейшей сухопутной армии западного мира.

Ленд-лизовское стрелковое оружие не пользовалось особой популярностью в Красной армии. В отличие от отечественных пистолетов-пулеметов с начальной скоростью патрона ~500 м/с и в силу этого большой дальностью прицельной стрельбы, западные ПП под 45 калибр имели начальную скорость пули не выше 150 м/с – и малую дальность прицельной стрельбы / ©Wikimedia Commons

Ленд-лизовское стрелковое орудие не воспользовалось особенной популярностью в Красноватой армии. В отличие от российских пистолетов-пулеметов с исходной скоростью патрона ~500 м/с и в силу этого большенный дальностью прицельной стрельбы, западные ПП под 45 размер имели исходную скорость пули не выше 150 м/с – и малую дальность прицельной стрельбы / ©Wikimedia Commons

Потому у таковых людей возникает необходимость в обнаружении какого-то потаенного канала «перекачки» мощи Запада – заранее наиболее настоящей, во всем, части мира – в заранее наименее настоящий «совок».

Без таковой перекачки история Величавой Российскей войны для их глупа: она противоречит их устоявшимся представлениям о мире. Мысль о самостоятельном выигрыше войны СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) вводит такового человека в состояние наисильнейшего когнитивного диссонанса и понижает его уровень психического удобства. Мы живем в эру, когда человек, выбирая меж своим уютом и фактами, почаще всего изберет 1-ое.

Военные усилия западных государств на роль такового потаенного канала перекачки «мощи Запада» просто не годятся. Совсем разумеется, что к моменту открытия второго фронта в Европе СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) уверенно шел от 1-го большого фуррора к другому. Он уже подошел к своим довоенным границам и очевидно перебежал бы их в те же самые сроки и безо всякого второго фронта.

Ленд-лиз, напротив, смотрится намного наиболее симпатичным вариантом. Вещественная мощь США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) кажется тривиальной хоть какому нашему современнику. И не наименее разумеется, что индустрия Штатов не могла не быть посильнее русской.

Естественно, по сути, все эти представления разбиваются в тот момент, когда мы смотрим на числа. Но это совсем непринципиально – пока мы говорим о восприятии ленд-лиза в массовом сознании. Люди, в норме, стараются хоть какой ценой избежать крушения собственных представлений и эталонов. А определенной части общества будет не так просто сохранить свои представления целыми по другому, чем признав советскую победу в Величавой Российскей войне результатом американских усилий,

Потому принятие мыслях Соколова о решающем вкладе ленд-лиза – какими бы неосновательными они не были практически – навряд ли когда-нибудь пойдет на спад.

Источник

Оценить статью
Блог о самом интересном.